Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Запрос на новый рационализм

На фоне постоянных политических эскалаций как «у нас», так и «у них» в публичном поле оказалось большое число радикалов — сторонников коренных перемен, но не в сторону прогресса, а в сторону архаики.

Поскольку Россия — страна крайне инертная, то весь ее консерватизм направлен на сохранение существующего уклада, который при всей своей «азиопности» все же базируется на западных ценностях и конструктах. В «старой» же Европе, напротив, начинается реакция на чрезмерно разогнавшийся прогрессизм, который привел к культтрегерному лидерству молодые и горячие государства, имеющие в своем анамнезе постсоветскую травму.

Все это стало сдобренной почвой для процветания радикализма и необдуманного повышения ставок с обеих сторон, что создает у умеренной части населения острый запрос на деэскалацию и рационализацию политики.

Даже если смотреть на ситуацию в мире через оптику глобального переустройства (концепции четвертой промышленной революции, многополярного мира и отказа от глобализма), нельзя не признать того факта, что резкие изменения в обществе невозможны. Любое переустройство происходит волнами, так как любая тенденция имеет склонность к актуализации на одном этапе и реакции — на другом.

Реформации и революции сменяются запросами на стабильность и реставрацию консервативных форм управления. Эмоциональные решения логично сменяются рациональными, так как если кто-то что-то потратил, то теперь кто-то должен что-то заработать. Эта логика сегодня справедлива как для Европы, столкнувшейся с энергетическим кризисом, так и для России, не справившейся с импортозамещением на фоне санкций.

Конечно, обе стороны теперь должны задуматься над своими суверенитетами: Европа — над «энергетическим», а Россия — над «технологическим». Однако сегодня решить вопросы исключительно эмоциональным шапкозакидательством из серии «мы справимся как-нибудь сами» не получится.

Да, ЕС продолжит быстрее развивать «зеленую энергетику» со всеми ее издержками, лишь бы не быть зависимым от России. РФ же начнет вкладываться в технологии не только на бумаге, лишь бы иметь хотя бы базовые, но свои системы производства. Обеим сторонам потребуется для этого около 10 лет, а значит, «в моменте» придется как-то договариваться. Нужен мир, так как запрос на него сегодня отнюдь не эмоционален, а рационален. Мешают же ему как раз радикалы, которые, с одной стороны, грозят ядерной войной, а с другой — депортацией всех русских и отменой нашей культуры как таковой.

Стоит вспомнить соцопросы, которые фиксируют поляризацию радикальных настроений в обществе на уровне 2-5%, а это значит, что численность «упоротых» с любой стороны в сумме не превышает 5-10%. Т.е. даже вместе антагонисты друг другу — это в лучшем случае десятая часть общества. Но именно они сегодня наиболее активны в формировании политической повестки.

Рационалистов, напротив, большинство — как минимум 40-50%, однако они более «молчаливы» в медиа. Их языковым средством должны стать политические партии, которые сегодня соревнуются между собой в радикальном накале, а должны бы в долгосрочной перспективе задуматься над тем, как решать сложившиеся проблемы, а не только хайповать.

Запрос на рационализм, если он не будет отрефлексирован, может найти выход в уличной активности, если не у нас, то в Европе — совершенно точно.

Илья Гращенковполитолог — для Telegram-канала «Кремлевский безбашенник»

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.