Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Власти утверждают, что Навальный живет в «пионерлагере, как барин»

К Навальному в колонию нагрянула делегация «общественников» с камерами — бывшая разведчица Бутина и журналист Вышинский. Оба ранее тоже томились в застенках — американо-украинских. Главной их задачей было показать, что Навальный не болен, а отбывает срок, как привилегированный зэк.

Бутина показала «сенсационные кадры», как она с микрофоном направляется к лежащему на кровати Навальному, тогда как все остальные осужденные во главе с конвоем вытянулись по струнке и приветствуют правдоискателей из столицы. Оппозиционер на камеру начинает жаловаться на разбитые полы и называет место своего пребывание «пыточной». 

В разоблачительных сюжетах рассказывается, что Навальный в колонии живет «как барин», что у него «лучшее место» в углу у окна, что ему разрешили заменить пружинную кровать на жесткую, что предоставили гимнастический коврик, разрешают пользоваться берушами и маской ночью, что его вывозили в областную клиническую больницу Владимира, где делали МРТ, но от лечения местный врачей политик отказывается и требует своего доктора. 

А главное, что возмутило бывшую заключенную, а ныне защитницу прав осужденных шпионку Бутину, освобожденную из заокеанской тюрьмы благодаря сделки со следствием, что Навальный отлынивает от уборки помещений. Также московские гости сообщили, что через своих адвокатов Навальный подкупает сокамерников, чтобы они вели себя дружелюбно по отношению к знаменитому сидельцу.

Бутина всячески уверяет, что в американской тюрьме условия намного хуже, а колония Навального напоминает пионерлагерь или дешевых хостел.

— Если Бутина и Вышинский так нахваливают колонию в Покрове, давайте там их и поселим. Лучше многих гостиниц же, без решеток на окнах, загляденье, а не пыточная колония. Пусть остаются, – иронизирует соратница Навального по борьбе Любовь Соболь.

Журналист Антон Орехъ считает, что сюжет про Навального из идеальной колонии — это с одной стороны попытка опорочить политика, а с другой – пропаганда правонарушений:

— Смотришь и думаешь: как же хорошо в колонии! Чисто, опрятно. В столовой: хочешь пюре, а хочешь – отварная. Зэки играют в шахматы, зал литературного кружка – битком! Сенсорный экран для получения правовой помощи! У нас на воле миллионы живут гораздо хуже: ни шахмат, ни пюре. Посмотрит на это нищий россиянин и, не дай бог, сопрет что-нибудь или по башке ударит – чтобы пожить, наконец, как человек! Пропаганда вообще не разбирает дороги. Она так увлеклась, например, рассказами о жутких последствиях применения иностранных вакцин, что у людей уже возник чёткий стереотип: вакцина – это опасно! Любая. Кто там эти названия запоминает.  Получается, что вакцинация – это плохо, а вот в тюрьме – хорошо!

Журналист Анастасия Миронова замечает, что Бутина разговаривает с Навальным очень раздраженно:

— У Бутиной видно раздражение к Навальному как к москвичу. Провинциальня девочка, она совершенно точно уловила, на что надо жать и что ее саму задело: презрение сытого москвича к провинции. Самая эмоциональная часть встречи – сравнение барака колонии с провинциальными гостиницами. Навальный попал в отличные условия, потому что он избранный, его берегут. И это вызывает зависть, ненависть и презрение бедных к богатым, которые презирают большинство. 

А журналист Матвей Ганапольский уверен, что «разоблачение» Навального за решеткой — это ответ Путина западным партнерам:

— На днях состоялся весьма неприятный разговор между Макроном, Меркель и Путиным, где, я уж не знаю, называл ли Путин фамилию Навального или говорил «немецкий пациент», но они-то называли. И они прямо требовали освободить, соблюдать права человека и так далее. Поэтому какой у нас ответ? У нас ответ — Бутина, чтобы показать, что голодовка, которую он объявил — чисто пропагандистский ход Навального.

Источник