Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Власть массово поражает россиян в избирательных правах: Новые “лишенцы”

Снятие известного в Башкортостане оппозиционного политика Руслана Нуртдинова с предстоящих выборов на основании нового закона о поражении в избирательных правах лиц, связанных с запрещенными организациями, стало одной из ярких иллюстраций того, для чего был принят этот закон.

Правда, реагируя на такие “точечные” снятия и недопуски оппозиционеров к выборам по новому закону, провластные пропагандисты любят поерничать над публикациями и заявлениями, в которых утверждается, что этот закон ограничил в избирательных правах миллионы россиян. Именно такой в свое время была реакция провластной пропаганды на доклад проекта “Голос” (Движение “Голос”, следящее за выборами, признали иностранным агентом 18 августа. “Голос” попал в новый реестр иностранных агентов, которые не имеют юридического лица), выводы которого об ограничении в избирательных правах 9 миллионов россиян в то время как в докладе было указаны 6 уже ограниченных в правах людей и 75, которые могут быть в них ограничены, были названы примером “аналитической проработки не бьющихся между собой статистических данных и умозрительных заключений”.

Но вот произошедшее посреди прочего 19 августа 2021 года в городе Бердске Новосибирской области позволяет взглянуть на эту картину совсем иначе. Там на выборы в Городской совет из 17 кандидатов оппозиционной коалиции были не допущены 12. И основанием для этого стали именно новый закон и заключение местного Центра противодействия экстремизму (ЦПЭ) о причастности снятых с выборов кандидатов к Штабу Навального (признан российскими властями “экстремистской организацией”). Важный нюанс, на который нужно обратить внимание — ЦПЭ, как следует из его названия, занимается противодействием экстремизму, но ни одно из лиц, на которые им была предоставлена информация, в данном случае не включено в официальные списки экстремистов и не признано экстремистом в судебном порядке. И тем не менее, с выборов эти люди были сняты. 12 из 17 оппозиционных кандидатов. На основании справки из ЦПЭ…

Этот прецедент, не уникальный уже сейчас, и очевидно один из многих с учетом того, что обсуждаемый закон принят не только под ближайшие выборы, но и “навсегда”, ставит точку в дискуссии о том, идет ли речь о массовом поражении в избирательных правах целых категорий российских граждан, или “всего лишь” о единицах. Очевидно, что перед нами, как уже было отмечено многими наблюдателями, новое издание большевистского законодательства о “лишенцах” и соответствующей практики в раннесоветские времена. Что весьма не только символично, но и логично, с учетом того, что во главе страны уже свыше 20 лет находятся выходцы из организации, гордящейся своей преемственностью с ВЧК-ОГПУ-НКВД, внедрявших в свое время эти практики.

Напомню, что большевистской конституцией 1918 года избирательных прав лишались, в частности, следующие категории лиц: “прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли; живущие на нетрудовой доход, как-то проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.; частные торговцы, торговые и коммерческие посредники; монахи и духовные служители церквей и религиозных культов; служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома”. Тем не менее, практическое применение этих ограничений на выборах, проходивших в 20-е годы, сталкивалось с некоторыми сложностями, которые требовали от избирательных комиссий “творческого подхода” — видимо, так же, как и сейчас… Упорядочить эту практику была призвана инструкция ЦИК СССР 28 сентября 1926 года о выборах, предоставившая возможности для максимально широкого поражения в избирательных правах “сомнительных” групп населения. До такой степени, что на перегибы, затрагивающие классово союзные группы вроде “середняков” указывалось в последующие годы даже в докладах ОГПУ.

Интересно другое — в сталинскую конституцию 1936 года положение о лишении избирательных прав различных групп населения уже включено не было. Но, как можно догадаться, не потому, что по сравнению с концом 20-х годов в конце 30-х стало больше свободы и демократии. Просто уже сформировавшийся тоталитарный режим чувствовал себя достаточно уверенно для того, чтобы позволить себе иметь конституционную и законодательную ширму гражданского равноправия в стране.

Нельзя не отметить, что эволюция нынешней системы в этом смысле идет в прямо противоположном направлении. Долгие годы она чувствовала себя достаточно уверенно для того, чтобы контролировать ситуацию при сохранении ширмы конституционных и законодательных прав и свобод. Однако решившись на поправки в Конституцию в 2020 году (впрочем, достаточно непоследовательные и противоречивые), в 2021 году она перешла уже к большевистско-чекистской практике законодательного поражения в правах “неблагонадежных” групп населения.

Меж тем, следует напомнить, что эта практика большевиков была ничем иным как элементом официальной классовой борьбы и проявлением полномасштабной Гражданской войны, которая прошла в стране. Равным образом после полномасштабной Гражданской войны в рамках политики реконструкции избирательных прав были лишены многие жители американского Юга из числа граждан проигравшей Конфедерации. Впрочем, оценим масштабы — американских “лишенцев” было примерно 15 тысяч человек, в то время как принятый в 2021 году в путинской России закон потенциально позволяет поразить в правах около 10 миллионов россиян, и как показывает пример Бердска, активно применяется в этом направлении.

Таким образом, по историческим меркам действия нынешней власти свидетельствуют о том, что она рассматривает и себя, и управляемую ей страну как находящуюся в состоянии гражданской войны. Как же это стало возможно по итогам двадцатилетия “возрождения и стабильности”?

Харун Сидоров, колумнист

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.