Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Уничтожать санкционные продукты — неправильно и безнравственно

На пятый год бульдозерных работ Роспотребнадзор предложил запретить уничтожать еду и пустить ее на биотопливо. Что еще можно сделать с продуктами, изъятыми на российской границе?

Француский сыр или испанский хамон, попавшие под бульдозер, каждый раз вызывают бурю эмоций в обществе и соцсетях. Вице-премьер Алексей Гордеев прокомментировалпредложение Роспотребнадзора законодательно запретить уничтожение пригодного к употреблению продовольствия.

-«Могу просто по своим человеческим впечатлениям сказать, что продукты питания уничтожать — это в принципе неправильно», — сказал Гордеев и предложил изымать их и «дальше думать, как использовать по назначению», сделав соответствующие анализы качества. В СПЧ Гордеева поддержали, назвав уничтожение продуктов безнравственным актом, подрывающим основы воспитания, и предложив отдавать «санкционку» малообеспеченным россиянам.

Кремль отказался комментировать эту дискуссию. Почему, объяснил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

«Безусловно, очень важно, чтобы санкционные продукты именно оставались санкционными, чтобы они не превращались в поле деятельности для злоупотреблений. И вот как это администрировать? В этом вопрос. Именно поэтому происходит их уничтожение, а не использование в каких-либо других целях. Пока речь идет об экспертной дискуссии».

По данным Россельхознадзора, за все время действия контр-санкций в России задержано и уничтожено около 28 тысяч тонн запрещенных продуктов. Подавляющая часть — растительного происхождения. Эксперты оценили их приблизительную стоимость в 26 млн долларов. Но для людей они не подходят.

У этих продуктов если и есть документы о происхождении и качестве, то липовые. Чтобы проверить товар на пищевую безопасность, придется оборудовать границу лабораториями, которые будут проверять каждую единицу, поскольку при контрабанде часто нарушаются санитарно-гигиенические требования и условия хранения. Вот что говорит член Совета при председателе Совета Федерации по взаимодействию с институтами гражданского общества Павел Сычев.

Павел Сычев,член Совета при председателе Совета Федерации по взаимодействию с институтами гражданского общества:

-«Только в теории можно понять, что это сыры, мясо, там, колбасы, и овощи, фрукты, ввезенные из стран Евросоюза, которые попали под запрет. Но вот откуда они, с какого завода, кто за них будет отвечать — это не понятно. Переработка на ум приходит одна, это, наверное, для животных, потому что, как я уже сказал, использовать для людей, как это было предложено, очень проблематично. Многие люди заблуждаются, что эта продукция очень качественная. Как правило, когда перевозят такую продукцию, она находится в фурах, фура стоит на границе, ждет специальный зеленый коридор, когда по какой-то отмашке можно проехать. Продукцию прячут под строительный мусор, где не соблюдаются никакие температурные режимы».

Вариант с использованием «санкционки» в альтернативной энергетике тоже вызывает сомнения. Слишком большие инвестиции нужны в заводы по переработке. При этом запрещенные продукты все равно будут на прилавках, считает гендиректор ИА Fruitnews Ирина Козий.

Ирина Козий,генеральный директор информационного агентства Fruitnews:

-«Само уничтожение контрсанкционных продуктов никаким образом не влияет на присутствие их на российском рынке. Рынок без них обойтись не может, по крайней мере, без существенного снижения качества потребления. Поставлять официально их невозможно. В итоге получается, что одним из крупнейших импортеров всевозможной плодоовощной продукции у нас сейчас становится Белоруссия, Сербия, Молдавия. Мы все понимаем, куда дальше идет эта продукция. Будут закрыты эти каналы, появятся какие-то другие. И вся эта игра в «казаки-разбойники», по большому счету, просто приводит к росту цен на российском рынке».

В России есть запрет на ввоз «санкционки» и нет прямого запрета на ее продажу. В случае если, например, партию товара конфискуют на границе, предпринимателю, кроме потери себестоимости, угрожает штраф. Но в случае, если товар доедет до склада, бизнес останется в жирном плюсе. На складе сыр или хамон разрезают и заново упаковывают. Готово. По документам немецкий дорблю произведен отечественным производителем в рамках импортозамещения. Он отправляется на прилавки, зачастую в компании белорусских устриц.

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.