Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Так кто главный заказчик Навального?

Андрей Нальгин.

По-прежнему два ключевых вопроса волнуют тех, кто не совсем равнодушен, неважно, со знаком «+» или «–», к деятельности Алексея Навального. Первый – кто «заказал» известного российского политика. С подтекстом: Сам – или всё же кто-то из близкого окружения?

Второй – кто же является настоящим «заказчиком» самого Алексея Навального? Работает ли он на Прекрасную Россию Будущего или на Госдеп, или на МИ-6, или на опальных российских олигархов?

Но вот, кажется, здесь кое-что начало проясняться.

Пишет один человек – не совсем оппозиционный, всего лишь умеренно фрондирующий, а потому и не совсем глупый:

«Главный тезис обращения Навального к европарламентариям состоял в призыве к «цивилизованному миру» ни в коем случае не признавать итоги будущих выборов в Госдуму, поскольку к ним не допустят Любу Соболь сотоварищи. Понятная и довольно открытая стратегия: объявить выборы нелегитимными уже сейчас, за девять месяцев до дня голосования, и качать эту тему всю кампанию. Отсюда даже легко предположить, как именно Соболь сотоварищи будут выдвигаться: именно так, чтобы создать администраторам максимум возможностей снять их до регистрации.

Главный тезис «коллективного Турчака» (Андрей Турчак, почти ровесник Навального, первый зампредседателя Совета Федерации, секретарь Генсовета партии ЕР) состоит в следующем. Как бы прозрачно и конкурентно ни выглядела процедура голосования, силы мирового империализма в любом случае сделают всё, чтобы объявить итоги выборов нелегитимными. А значит – незачем ломать комедию, накачивая «системную оппозицию» и теряя управляемость Думой. Оформляем кампанию в стиле «враг у ворот», делаем цифры как надо, объясняем результат «консолидацией страны перед растущей угрозой внешнего давления», либеральные протесты гасим с фоном «а они все по-любому агенты Госдепа».

И тем, и другим выгодна такая вот биполярная модель – есть Путин и сплочённая вокруг него страна, а есть Навальный и вставшая под его знамёна вражеская агентура. Все остальные на поляне лишние. И тем, и другим такой расклад представляется идеальным с точки зрения монополии на статусную ренту: у одних она «отсюда», у других — «оттуда», но природа её одинакова.

На наших глазах оформляется нерушимый блок охранителей и ниспровергателей, с двух рук толкающих страну к одному и тому же «минскому варианту»».

Следуя этой логике, Навальный отрабатывает как раз-таки «заказ Кремля». В том смысле, в каком Путин отрабатывает «заказ Вашингтона» или вообще мировой закулисы. То есть известный оппозиционер выступает для российского электората, а также для фрондирующей части элиты жупелом и пугалом, безобидным на деле, но опасным с виду – подобно тому, как путинская Россия заняла в сознании западного обывателя место инфернального противника – коварного, беспринципного и могущественного (по сути место СССР, но без возможностей последнего).

Слишком натянуто? Ну, можно обратиться к фактам.

В 2011-2012 гг. Россию – и особенно её столицу – сотрясли «болотные протесты», одним из лидеров и символов которых стал как раз Навальный. Многотысячные митинги, громкие лозунги («Мы здесь власть!»), политические требования… А в итоге – консолидация охранителей, недееспособность Координационного совета оппозиции, тотальный слив, закручивание гаек, усиление реакционности власти.

В 2013 году прошли выборы мэра Москвы, к участию в которых допустили Навального. И победа в которых действующего градоначальника, по слухам, была обеспечена девятым валом фальсификаций и махинаций. Снова протесты – и снова их слив, уже самим Навальным. Но опять-таки, охранители напряглись, и через полгода случился Крымнаш как инструмент мобилизации страны вокруг национального лидера. После чего российское протестное движение, отметившись парой акций «солидарности», надолго погрузилось в летаргию, и даже его почти вождь заговорил словами «Крым не бутерброд». Не в последнюю очередь – потому что внешний враг для среднего россиянина оказался более мобилизующим началом, чем «пятая колонна» либерал-предателей.

Впрочем к 2019 году мобилизационный ресурс «крымской эйфории» оказался исчерпанным – не в последнюю очередь благодаря грабительской пенсионной реформе. Из-за чего российская оппозиция была вновь рекрутирована в активную повестку и вновь явила символ протеста на фоне очередных «нечестных» выборов, теперь в Мосгордуму. Справедливости ради, то была проба сил второго эшелона: Любови Соболь, Ильи Яшина, Ивана Жданова и др. Самого Навального аккуратно вывели из игры, дав при этом новую кормушку: потенциально коррупциогенный проект «Умное голосование». Та проба вполне удалась: протесты слегка разгорелись, и власть с удовольствием показала, кто в доме хозяин. Хорошая тактика, чтобы изолировать радикалов и остудить умеренных.

Но то, похоже, была генеральная репетиция. А основное действо должно состояться на думских выборах 2021 года, подготовка к которым взяла старт заблаговременно. И результат которых, в том числе протестный, должен консолидировать страну вплоть до 2024 года.

Что противоречит этой логике? Весьма театрализованное и сполна драматизированное «отравление» Алексея Навального неким новым «Новичком»? Даже если принять на веру все немного противоречивые заявления немецких и французских властей (об этих противоречиях имеет смысл поговорить отдельно), инцидент вполне укладывается в сюжетную линию эксцесса исполнителей. Да и тема, похоже, уже отыграна, коль скоро жуткое преступление породило в ответ лишь чисто декоративные санкции.

А что ещё противоречит тому, что главный заказчик Алексея Навального – Кремль?

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.