Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Страна без оппозиции после краха ее власти достается иностранцам

Эль Мюрид .

Сторонники белорусской стабильности с некоторой усмешкой задают вопрос их оппозиции – а где ваша программа? И ее отсутствие воспринимается как слабость.

Проблема же в том, что у белорусской оппозиции а)не может быть программы, б)она (программа) никакого отношения к собственно оппозиции не имеет.

Дело здесь вот в чем. Во-первых, чтобы появилась программа, альтернативная той, которую реализует власть, нужна структурированная оппозиция. В Белоруссии ее нет. По той же причине, по которой ее нет и в России. Ее тщательно зачистили, а любой росток, который пробивается через асфальт, косят и закатывают катком. Причина очевидна – безальтернативность курса заложена в саму систему власти и управления. Пресловутая стабильность подразумевает полное отсутствие любых оппонентов.

Уже поэтому крах любого подобного режима всегда приводит к вакууму. Идейному в первую очередь. А тут начинаются причинно-следственные цепочки: нет идеологической базы – нет проекта будущего – нет программ и планов. В итоге – рефлексивное управление по разгребанию текущих проблем, благо любой рухнувший режим оставляет их после себя немеряно.

Собственно для того оппозиция и нужна – чтобы иметь запасной вариант для страны. План «Б». Упал метеорит – динозавры вымерли, но жизнь на земле не прекратилась, потому как где-то там, под ногами, ютились млекопитающие. Вот они-то и стали доминировать в постдинозавровом мире. Просто потому что они были.

Второй момент, который тоже нужно понимать в свете приближающегося обвала нынешней белорусской власти (в России системно все будет происходить очень похоже). Белорусская оппозиция даже теоретически не может претендовать на звание национальной. Она только сейчас начнет структурироваться и формироваться. А в обстановке рухнувшей национальной власти будет ориентирована на один из внешних источников силы и ресурсов.

То есть любой, кто придет к власти в Белоруссии после Лукашенко, объективно будет коллаборационистом. Про-европейским, про-пекинским или про-кремлевским, неважно. Важно, что не про-белорусским. Оставим исчезающе малый шанс того, что этот четвертый вариант все-таки возможен, но в реальной жизни это скорее всего так и будет красивой гипотезой.

А у коллаборациониста нет и не может быть своей программы. Он – проводник чужой. Поэтому после краха режима Лукашенко (или параллельно с ним) произойдет короткая (или затяжная) схватка под ковром между внешними игроками, по итогам которой белорусам предъявят их нового спасителя. А уж он-то и будет выполнять ту программу, которую ему напишет победитель в этой подковерной схватке.

Кстати возможен и сирийский (или ливийский) сценарий, где однозначного победителя среди внешних сил не будет. А потому мы вполне можем увидеть как разделенную Белоруссию, так и формально единую, но где власть будет представлена ставленниками разных внешних сил, а потому борьба из-под ковра перейдет в партер. Суть это не меняет.

И все это мы в России должны отсматривать весьма внимательно, так как, повторюсь, сугубо системно мы после катастрофы режима Путина будем проходить точно через такой же сюжет. Своей оппозиции у нас нет по той же причине – ее банально истребляют. А раз так – все, что вылезет на поверхность «после Путина» будет примерно такого же качества и уровня. Пророссийских там скорей всего не будет. Чтобы они были, им надо создавать дееспособные, пусть даже подпольные, структуры уже сейчас.

Просто популярный одиночка вроде Платошкина или Грудинина, которого власть для своих нужд раскрутила на время по ТВ, тут не прокатит нипочем.

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.