Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Советские женщины-шоферы в годы ВОВ

“Путь для нас к Беpлину, между пpочим,
Был, дpузья, не легок и не скоp,
Шли мы дни и ночи тpудно было очень,
Hо баpанку не бpосал шофеp.

Эх, путь-доpожка фpонтовая!
Hе стpашна нам бомбежка любая,
А помиpать нам pановато –
Есть у нас еще дома дела”

“Песенка фронтового шофера”

Анна Сенина. Шофер взвода связи 28-й армии

Военный водитель Ядыгарова Н.К. Август 1943г.

Водитель полуторки Печенкина Надежда Ивановна. Ладожская военная флотилия

Мария Евдокимовна Калмыкова. Шофер 5-го отдельного учебного полка

Шофер 171 озад рядовая С.И. Телегина. 1945

Фронтовой шофер Екатерина Васильченко


Фронтовой шофер Екатерина Васильченко. Удостоверение шофера

Маслова Нина Федосеевна (08.01.1916 – 01.03.2004), военный шофер 1942-1943г.

Яковлева Мария Васильевна. Фронтовой шофер. Послевоенное фото

“- Как вы на фронт попали?

– Хитрость проявила. Когда началась война, мне не было и семнадцати лет. Пошла работать на завод токарем – это в городе Бежецке Калининской области (сейчас Тверская). Через полгода обратилась в военкомат: «Хочу пойти добровольцем на фронт!» А меня оттуда выгнали. Со словами: «Мы с детьми еще не работаем». А потом я обратилась непосредственно в воинскую часть, которая стояла у нас в городе. Там показала свое водительское удостоверение, которое получила еще на курсах, работая токарем, и меня сразу взяли: «Водители нам нужны!»
…………………….
– Что для вас на войне было самым трудным?

– Всю зиму у меня с правой руки не сходил кровавый мозоль. На морозе очень долго приходилось крутить ручку, чтобы завести мотор. Летом он заводился быстрее, поэтому мозоль с руки исчезал. Холод донимал. У нас ведь полушубков не было. Обмундирование – фуфайка, ватные штаны, кирзовые сапоги, шапка-ушанка. А вот для машин, чтобы они всегда были в боевой готовности, в специальной бочке постоянно грели воду и машинное масло. Два человека там всегда дежурили, дрова в печку подкладывали. Голод тоже донимал – кормили плохо. Когда перешли границу, с питанием стало лучше.
…………………….
– Вы сказали, что после перехода границы Советского Союза кормить стали лучше. Почему?

– Точно не знаю. Может, почувствовали себя уже победителями. Помню, в разрушенном полностью Кенигсберге наши солдаты каждый день возле единственного уцелевшего здания, где размещалась советская комендатура, каждый день в огромной бочке варили кашу и раздавали ее местному населению. А ко мне каждый день, помню, приходила маленькая немецкая девочка лет шести. Красивая такая, ухоженная и печальная, потому что голодная. Я ей давала хлеба из своего пайка. Получив его, она говорила: «Сталин капут!» – и удалялась, а назавтра приходила снова.

Офицерские жены меня ругали за то, что я ей хлеб даю – мол, видишь, они к нам враждебны по-прежнему! А я им говорила, что эта девочка ничего не понимает и ни в чем она не виновата. Ну, не она же приказала бомбить наши города и села! Мне ее было жалко еще и потому, что к тому времени у меня была своя дочь, родившаяся на войне в 1944 году.

– Как это?!

– Да так. На войне была ведь не только смерть. Но и жизнь. Которая продолжалась…”

Источник: http://h.ua/story/123775/


Яковлева (Киселева). Шофер 3-го класса. Удостоверение 1942 г.

Полуторка, на которой Мария Васильевна трудилась всю войну

Памятник фронтовым шоферам

Памятник. Плита

p.s.

“Крепче за баранку держись, шофер!” Автор Маша Крупенина (mashinka)

Источник: http://www.fotokonkurs.ru/photo/94243


Ангелина Колобущенко (Меркулова)

“Что же осталось у Ангелины Меркуловой, в течение более трех военных лет водившей по фронтовым путям-дорожкам ГАЗ-АА, от того далекого, грозного, но дорогого ей времени? Кроме ордена Отечественной войны II степени, медалей «За оборону Сталинграда», «За оборону Советского Заполярья», нескольких пожелтевших фотографий, красноармейской книжки и удостоверения шофера третьего класса, выписанного в горячке осени 1941 года с ошибкой в фамилии и отчестве?

– У меня осталась память, – в глазах Ангелины Стефановны появляется грусть.

– Она у меня общая с теми, с кем рядом воевала, делила пополам и радость побед, и горечь утрат. Мы поклялись у братской могилы наших однополчан, погибших в Сталинграде, что пока не иссякнут силы, будем приезжать сюда и поминать их, встречаться с теми, кто пережил военное лихолетье. И мы держим клятву. Пока живы…”

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.