Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Солженицыновщина и сахаровщина — иногда они возвращаются

Солженицыновщина и сахаровщина – это инструменты для дискредитации выдающихся деятелей российской истории. Они придуманы врагами, использовавшими сумасшедших, и придуманы с вполне конкретной геополитической целью. Опытные рекламщики знают, что свой товар нужно подать сверкающе-белым, а чужой – выставить совершенно тёмным, беспросветным, используя средства «чёрного пиара». Но, хотя инструмент «благородного негодования» создавался для убийства русской истории – он вышел из под контроля своих создателей. И развернулся уже против них.

Когда толпа валит статуи Колумбу, Черчиллю и Рузвельту – она заражена всё той же самой солженицыновщиной и сахаровщиной нашей, не к ночи будь помянута, «перестройки».

Ларчик открывается просто: всякое действие имеет цену. Великое действие – имеет великую цену. И только полное бездействие совершенно бесплатно для жизни: 0 пользы, 0 вреда, нулевой баланс.

Массы растлили бесконечными разговорами о «преступлениях Сталина». Но массы в один «прекрасный» момент открыли для себя, что и Черчилль тоже устраивал «голодоморы», расстреливал тысячи французских офицеров и расчленял Данию вместе с Гитлером. Массы открыли для себя «кровавую цену» колумбовых открытий, связали открытие Америки с кровавой деятельностью конкистадоров. Для масс никогда не было секретом, что «великая депрессия» в США обошлась в 7 млн голодных смертей и обернулась «дефармингом».

Когда вы слишком долго растлевали массы россказнями (не всегда лживыми) о суровости великих деятелей истории, о «человеческой цене» сформировавших современный мир действий – массы однажды зададут вопрос и о собственных лидерах.

И тут поневоле вспомнишь поговорку: «не рой другому яму – сам в неё попадёшь». Ведь совершенно очевидно, что, например, Вашингтон и Джефферсон – нарушители закона, сепаратисты, мятежники, узурпаторы власти, кровавые диктаторы. Которых, к тому же, НИКТО НЕ ВЫБИРАЛ. Это потом, когда они все (первое поколение) поумирали – стали думать, как их заменить, и выдумали выборы в США. А на момент «войны за независимость» — не то что выборов, но и самого закона-то о выборах, самой их возможности не существовало в природе!

Солженицыновщина и сахаровщина, как жуки-короеды, добралась и до авторитетов американской, английской, европейской истории. Получилось прямо по Булгакову – «всякая власть есть насилие над людьми». Отсюда шажок – и признаешь всякую власть преступной.

И это признание, говоря словами Ленина – «формально правильно, а по сути издевательство». Ну да, кто бы спорил: всякая власть содержит в себе формальные признаки преступления. А ты поживи с недельку без этой «преступной» власти, и посмотрим, как ты тогда запоёшь!

Сахаровщина переносит упор с понимания необходимости действий той или иной власти на понимание их тяжести, жёсткости. В итоге необходимость суровых мер (например, борьбы с распоясавшейся преступностью) испаряется из головы, и остаётся одна, как бы бессмысленная, жестокость.

Солженицыновщина ставит знак равенства между пострадавшими и невинными. А это больше, чем абсурд, это абсурд в кубе! Человек, уравнявший пострадавших с невинными, имеет только один ход: убегать и прятаться. Никакого сопротивления никакому злу такой человек оказать не может – потому что сопротивление породит пострадавших (удар предполагает стукнутого), а пострадавших приравняли к невинным!

+++

Поклоняйтесь чернокожему Флойду, ребята, «святому» с шестью судимостями! Он реально пострадал – и тут двух мнений быть не может! Всякому ясно, что если тебя придушили коленом, то ты – пострадавший.

А вопрос с уравниванием пострадавшего и невинного вы уже для себя решили, подкармливая Солженицына, создавая некую «догосударственную» идеологию, в которой насилие недопустимо, а вот бессилие перед насильником – вполне допускается. Пусть тебя убили кулаком по уху – главное, что ты сам не дрался. Утешай себя этим. В могиле.

Свергайте с постамента Колумба – Колумб был реально жестокий парень. Он был жесток и к индейцам, к которым приплыл, и к тем матросам, с которыми плыл. Но вы же смеётесь над словами – «тогда время было такое»!

Вы разожгли этот огонь. Вы в нём и сгорите.

До встречи на планете Сомали!

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.