Verification: 56067dd76cf514ff Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Сколько СССР зарабатывал на продаже игроков и тренеров

«Аньелли – глава «Фиата» и спонсор «Ювентуса» – был влюблён в Заварова. Итальянцев удалось раскрутить на невиданную сумму – 5 млн долл. Такие деньги платить за советского футболиста?! В Европе дар речи потеряли», — рассказывает Владимир Абрамов.

Александр Заваров (справа) был продан в «Ювентус» за рекордные 5 млн долларов.

Александр Заваров (справа) был продан в «Ювентус» за рекордные 5 млн долларов
«Совинтерспорт» – организация, которая была создана специально для того, чтобы «продавать» совет­ские спортивные кадры за рубеж. Сколько получало государство от сделок, а сколько – сами спортсмены и тренеры? Как Дасаев стал первым официальным богачом в СССР и почему деньги не сильно помогли нашему футболу? Рассказывает главный эксперт «Совинтерспорта», писатель Владимир Абрамов.

– Поначалу мы просто оказывали услуги своим друзьям. Скажем, строим боксито­добывающий комплекс в Гвинее (добываемые там бокситы по­крывали 1/3 потребно­стей алюминиевой промышленности СССР в сырье. – Ред.). Африканцы: «Коль мы так здорово сотрудничаем, помогите в области спорта, хотим развиваться». Крепнут отношения с Алжиром – газ, нефть, военные вопросы, а у них тоже спортивные амбиции – мы своих тренеров в Алжир. Чад – здесь Маслаченко поработал, до того как стать комментатором. Тунис, Ливия, Камерун, Египет… Всё шло через Госкомитет СССР по внешнеэкономическим связям. Спортсменов и тренеров командировали как специалистов в области футбола. Платили им ежемесячную зарплату по 4-му тарифному разряду – 435 инвалютных руб. (725 долл.). Друзья отправляли нам какие-то деньги за спортпомощь, но это был лишь приятный бонус к сотрудничеству.

«А нам что с этого?»

Советских футболистов хотели многие. Но кого? Конечно, игроков «Динамо» (Киев), «Спартака», немножко минского «Динамо». Всем нужны были раскрученные имена. И вот Сергей Шавло («Спартак») отправляется в венский «Рапид» – 36 тыс. долл. за год. Другой австрийский клуб, «Форвертс», приобретает Олега Блохина (киевское «Динамо») за 115 тыс. долл. Что получают от сделок игроки? Всё тот же ­4-й тарифный разряд. Как и Валерий Непомнящий, возглави­вший сборную Камеруна. Тому африканцы платили 1500 долл. в месяц, но он, согласно установкам, из них ­оставлял себе лишь 700, а остальное сдавал в кассу торгпредства.

Олег Блохин.

Но «экспортировать» Шавло и Блохина – не большой фокус. Первому на момент отъезда – 31 год, второму – 36. По возра­сту, так сказать, положено. А вы по­пробуйте увезти из Союза звезду помоложе. Столько шума было! И бесконечное «а нам что с этого будет?». Спорткомитет кричал: «Нам! Валюта нужна, чтобы инвентарь, костюмы «Адидас» покупать для спортсменов!» Клуб: «Нам! Мы его воспитали!» Объясню. Одно дело, если бы я пошёл к Лобанов­скому (главному тренеру киевского «Динамо») со словами: «Итальянцы миллионы готовы дать за Заварова, часть – вам». И вопросов бы не было. Совсем другое, если сказать Лобанов­скому: «Тут миллионы, но вы из них ничего не получите». Чувствуете разницу? Советскому клубу ведь изначально ничего не полагалось. Это Лобановский выбил, потребовал 2 из 5 млн долл.: мол, иначе не будет никакого Заварова в «Ювентусе». Он же, чуть что, в ЦК Украины бежал…

Вообще, «Ювентус» не собирался платить за Заварова больше 3 млн (за 3 года), но Аньелли – глава концерна «Фиат» и главный спонсор туринского клуба – был влюблён в игру советского футболиста. Итальянцев тогда удалось раскрутить на 5 млн, плюс Лобановский захотел бонус – автобус и пару автомобилей. В Европе просто дар речи от этих цифр потеряли. 5 млн долл. тогда – это примерно 100 млн долл. сегодня. Такие день­ги сейчас никто не даст ни за одного нашего футболиста (рекорд для российского футболиста – переход Головина из ЦСКА в «Монако» в 2018 г. за 30 млн евро. – Ред.).

Больше, чем у посла

Доходы от продажи Заварова поделили таким образом: 20% – госбюджету, 40% – «Динамо» и 40% – Госкомспорту (из них «Совинтерспорту» причиталось 4%). Самому же Заварову – 4-й тарифный разряд. Ну влюблён в него Аньелли – и что? Зарплата футболиста по решению ЦК не могла быть больше, чем у посла (1500 долл.)

Помню, как спартаковец, которого во Францию отправили, стонал громче всех, что его за коробку спичек отдали. Но чтобы вы понимали: получая 700 долл., можно было ежемесячно откладывать 400. Год – и вот тебе 5 тыс. За эти деньги можно было в Москве в конце 80-х через Внешпосылторг купить 3-комнатную квартиру. К тому же одной зар­платой дело не ограничивалось. У всех были «коврижки»: бонусы в карман от клуба за победы, машины и т. д. Заварову, например, в Италии особняк предоставили, услуги портье, частную школу для детей и т. д. Блохину австрийский мебельный комбинат (спонсор клуба) мебель в Киев пересылал. У нас же вся переписка сохранилась. Это сейчас бла-бла, а тогда отдельный файл по каждому игроку – кому, что, как, все их жалобы и жалобы на них.

Дасаев – лучший вратарь мира – 88 – отправился в «Севилью» в 31 год. Договорились с испанцами на 2 млн долл. за 3 года, вратарю – советская ставка плюс вилла с бассейном, премиальные за победы. Имеется и его расписка: «Я, Дасаев Ринат Файзрахманович, замечаний по условиям и оплате труда не имею». Но именно Дасаев стал первым легальным богачом в СССР. Как? На дворе 90-й год, перестройка полным ходом, и в качестве эксперимента по решению сверху ­игроку впервые разрешили выплатить некий процент от его контракта. В общем, «вытащили» из госбюджета и перечислили ему на счёт 339 тыс. долл. Надо было видеть реакцию нашего посла в Испании! У того случился разрыв сознания: такой важный человек – и вдруг нищий по сравнению с каким-то футболистом.

Погружение в хаос

В 1992 г. ворота окончательно открылись, все получили свободу. Тут же началось: зачем нам «Совинтерспорт», когда можно всё делать безотчётно?! Клубы стали сами проворачивать дела, и если вы попробуете найти документы по продаже футболистов в те годы, то не найдёте ни одного дела, не узнаете, кто и сколько получил, куда средства перевели. Всё погрузилось в хаос. А в хаосе началось воровство, убийства, потому что деньги стали гулять.

Но «Совинтерспорт» к «большой распродаже» не имел отношения, к нам обращались лишь тогда, когда без наших контактов, опыта, знания рынка было совсем не обойтись. Так, например, было при переговорах Бышовца с Кореей. Он надеялся на контракт не меньше, чем у Лобановского, тренировавшего тогда Кувейт. Получилось, выбили 315 тыс. долл. в год. На тот момент (июль 1994 г.) это был самый крупный контракт россий­ского тренера.

Корейцы, кстати, дольше всех верили в советское ноу-хау. Потому что помнили победу СССР на своей Олимпиаде в Сеуле. И до чего ж им было приятно, когда на Азиатских играх – 1994 сборная Кореи во главе с Бышовцем в 1/4 финала обыграла японцев, которых тренировал бразилец. Для любителей статистики: на тех же Играх в матче за 3-е место Корея проиграла Кувейту во главе с Лобановским…

Александр Головин («Монако»).

А потом, когда от достижений нашей сборной остались лишь воспоминания (мы то не выходили из группы на чемпионатах мира и Европы, то вовсе туда не попадали), и корейцы перестали в нас верить. Экспорт футбольных кадров из России почти прекратился, и начался масштабный сомнительный импорт.

И я вспоминаю разговоры, которые были с футболистами и тренерами в начале 90-х. Все они говорили: «Будь у нас зар­плата тысяч 10 долл. в месяц, то российский футбол сразу занял бы достойное место в мире». На дворе – 2019 г. Зар­платы уже в сотнях тысяч. А где наше достойное место? Всё это оказалось высосанной из пальца историей. Потому что если бы всё зависело от денег, то наши клубы уже выиграли бы нечто большее, чем титул чемпиона России.

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.