Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Рыночный тупик

Вазген Авагян. Рыночный тупик: все взять и ничего не дать стране – так жить нельзя.

Стена – это укладка кирпичей. Чем больше кирпичей положено вчера – тем выше шансы сегодня достроить стену. За минусом тех кирпичей, которые клали не по уму, и они обвалились. И за минусом украденных. При этом обе отрицательные величины зависимы от первой, положительной. Если кирпичи не класть – то нельзя их положить криво. Украсть их тоже нельзя – раз их и не завозили вовсе. На голом пустыре кирпичей не наворуешь.

Так возникают три фактора – один положительный и два отрицательных, которые определяют экономические перспективы любой системы.

Там, где хищение плодов труда или нерациональные вложения трудовых ресурсов достигли пика – нет экономической перспективы.

Но ещё в большей мере её нет там, где нет последовательно-поступательных программ, ориентированных на будущее. Конечно, если что-то делал, а оно потом сломалось, это плохо. Но если вообще ничего не делал – то ведь очевидно же, что из ничего не выйдет ничего.

Кто не возводит фундамент величия будущих поколений – попадает в ловушку «вечного сегодня», в «день сурка». Естественное течение событий, пройдя круг, возвращается в исходную точку. Всё начинается с ноля. Перед тем, как появились трактора – люди тысячи лет ковыряли землю однотипными ручными мотыгами. И ещё бы тысячи лет ковыряли, если бы не великий дар планирования, расчёта действий, перспективных для будущего.

Ловушка рыночной экономики – в том, что всё выгодное уже делается, именно потому что оно выгодное. А что не делается – то и не будет делаться, потому что невыгодно. Отсекая нерентабельное, примитивный рынок отсекает и всё новое.

Развитие в экономике формируется планово-убыточными проектами. Самый яркий – система всеобщего бесплатного школьного образования, одна из основных статей расходов любого цивилизованного государства. Колоссальные средства направляются на то, чтобы научить всех читать, писать, считать и т.п. Причём не только бесплатно, но зачастую и принудительно.

Если рассматривать государственную школу через призму голого рынка, то это чистое безумие. Всё равно как если бы закон принуждал предпринимателей часть прибыли регулярно, из года в год, сжигать в топке! – скажет дикий рыночник.

Но если сама по себе система всеобуча планово-убыточная, то любой нормальный человек понимает её пользу для общества в целом. Убыточная школа создаёт тех грамотных производителей и потребителей, которые в состоянии поднять экономику на новый, недоступный неграмотным, уровень.

Уберите «убыточную» школу, замените её на добровольное и платное образование – и вы получите такие убытки в экономике, что рухнет весь цивилизованный быт!

 

Но то, что верно для образования – верно и вообще для других сфер жизни. Чем больше человечество задумывается о будущем – тем больше у него планово-убыточных проектов, которые только и могут вывести из ловушки «вечного сегодня».

Читайте также:  ПОРА ВВОДИТЬ МОБИЛИЗАЦИОННУЮ ЭКОНОМИКУ В РОССИИ?

Если мы строим шалаш, то он уже к обеду готов. А если строим многоэтажный особняк, то в первые дни вообще какое-то безумие на стройплощадке: колышки, верёвочки, канавы… «И в этом вы жить собираетесь?!» – изумляется дикарь из леса, уже выстроивший себе шалашик, и пришедший посмотреть на культурных соседей.

Преемственность в делах – не только признак высокого уровня культуры. Это ещё и такой фактор: риск разрыва преемственности превращает уже созданное в никчёмный хлам.

То есть если четыре поколения доделают то, что начало первое из них, будет великое и прекрасное. А если на третьем поколении бросят – то три поколения работали зря, впустую!

Если мы потеряем преемственность в возведении того, что задумали, мы впустую трудились на начальных этапах. Просто зря, бессмысленно, растрачивали и себя, и ресурсы. Выстроили шикарный военный городок в ГДР – а потом бросили его, вместе со всеми капвложениями…

Именно это имела в виду экс-премьер Великобритании Маргарет Тэтчер, когда в ноябре 1991 в Хьюстоне подвела итоги разгрома российской державы:

– Советский Союз представлял серьезную угрозу для западного мира. Я говорю не о военной угрозе. Её не было. Наши страны достаточно хорошо вооружены, в том числе ядерным оружием. Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста национального продукта у него был в два раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства он имел реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков. Поэтому мы всегда предпринимали действия, направленные на ослабление экономики Советского Союза и создание у него внутренних трудностей.

 

Чтобы понять, о чём говорила Тэтчер, попробую выстроить простенькую модель. Вообразите, что есть люди, получившие в наследство птицефабрику. А есть – у которых ничего, кроме голого поля, нет. И вот эти вторые начали строить свою птицефабрику…

Сперва те, у кого птицефабрика от рождения – смотрят на «нищебродов» свысока. У них и курочки и яички – а у тех только руки в мозолях от смешивания бетона и укладки кирпича.

Но те, кто почивают на лаврах прошлого наследия, постепенно с тревогой видят: рост у «нищебродов» в два раза выше, чем у них! И уже очевиден «крест графиков»: вначале «нищеброды» догонят их уровень, а потом уйдут вверх! И что тогда?

Этот «крест графиков» эксперты Тэтчер даже рассчитали в годах. Получалось, что догоняющее судно поравняется с западными флагманами примерно за 20 лет. А потом оно неумолимо вырывается вперёд, и превосходство СССР по всем статьям становится уже очевидным, необратимым.

И если Тэтчер хочет что-то сделать – ей нужно уложиться в эти 20 лет, пока ещё можно поддерживать иллюзию превосходства западной модели потребления. А потом всё! Если каждый советский человек будет иметь машину, квартиру, дачу, вдоволь колбас и сыров – и при этом в стране нет безработицы и кризисов – это капут! Никакой, даже самый одержимый либерал не сможет сказать: «В Англии лучше»…

Читайте также:  Глазьев: Греф боится личных санкций, поэтому слушается своих заокеанских начальников

А значит – надо успеть, пока ещё не расселены до конца советские коммуналки. Ведь материальное благополучие имеет отчётливо выделенный предел, выше которого подниматься просто не может. Это финансовое безгранично – количество нолей на счетах можно дорисовывать сколько угодно.

А вот с точки зрения материальной – нельзя надеть больше двух пар обуви, нельзя спать больше, чем в одной спальне, нельзя съесть за обедом тонну ветчины или выпить цистерну молока.

Мой знакомый шутя говорил об этом:

– Человечество не придумало ничего вкуснее шашлыка, ничего, слаще сахара. Если добавить к ним стройную красивую девушку – то мой уровень жизни сравняется с уровнем Рокфеллера. А куда выше-то? Что он, при всех его миллиардах, выдумает вкуснее шашлыка, слаще сахара, привлекательнее красавицы?

Иначе говоря, алчность ненасытна, но она выражается в финансовых условных значках. Что касается материального благополучия – то его нехватки конечны, предельны. Квартира-машина-дача, шашлык-торт-подруга, что ещё-то?! В реальном, материальном плане ничего уже не добавить, можно только себя психологически накручивать, заменяя мраморные колонны золотыми, золотые – платиновыми, как будто они будут лучше потолок держать!

 

Тэтчер вполне здраво понимала, что ещё 20 лет становления госплановского хозяйства в России (оно началось в 1945 году с полной разрухи, с начисто снесённых войной городов) – и временные трудности испарятся. Все советские плюсы останутся – а объективно существующие минусы и накладки исчезнут.

Что такое, например, «не хватает колбасы?» Ну, сделают её на сколько-то тонн больше, и её за глаза всем хватит! Потребность в колбасе – она же не бесконечная. То же самое касается любого реального блага.

И если поставить комплекс производства благ на прочные рельсы – тогда всем всего хватит. На проблемах объективных нехваток будет поставлен большой и жирный крест. Навсегда.

На Западе к 70-м годам ведь так и случилось. Они же тоже не сразу произвели колбасы на всех. Два века мучились в роли Оливеров Твистов, пока не научились делать колбасу по потребности. Пока ты ставишь производственный комплекс – проблемы с тобой. А как поставил – всё, проблемы по этой части закрыты. Поддерживать в 100 раз легче, чем строить с ноля!

А теперь вопрос: что делать Западу, если в СССР всем станет хватать колбас? По всем иным параметрам СССР явно превосходит Запад: он стабильнее, рациональнее, в нём положение простого человека значительно более устойчивое и менее рискованное, чем в Европе или США. Как пел В.Высоцкий:

Никто не стукнет, не притрёт,

Не жалуйся,

Желаешь двигаться вперёд?

– Пожалуйста…

И что может Запад этому противопоставить – если вопрос с колбасой будет закрыт? С чем к человеку, у которого уже всё есть? И который при этом спокоен за своё будущее, за своих детей, не шантажируем работодателем, ограждён от всех житейских напастей? То есть к человеку, у которого благополучие не просто есть, но ещё, в силу строя, на века вперёд гарантировано?

Читайте также:  УКРАДЕННАЯ СТРАНА. КАК РАЗГРАБИЛИ СССР ИЛИ ПИР МАРОДЁРОВ.

Запад рассчитал, что бесколбасье – его последний шанс. Рассчитывать, что проблема бытовых нехваток долго сохранится в динамично развивающейся стране (в два раза превосходящей Англию темпами роста) – не приходилось.

К счастью для Тэтчер и к несчастью для человечества – нашлись и Горбачёв, и Ельцин, пустившие мировую историю под откос…

 

Нормальный человек мечтает жить в нормальном мире. А это мир норм снабжения, поведения, отношений.

И речь идёт не только о нормальном пайке (хотя и о нём тоже). Нормальный человек хочет быть не просто сытым – а гарантированно сытым. Не просто обеспеченным сегодня (как калиф на час) – а всегда, отныне и навеки. Рыночная экономика такого человеку дать не может: что будет завтра – она сама не знает.

Но кроме потребительского довольствия существуют ведь и другие стороны нормальной жизни.

Нормальные права человека, когда не чувствуешь себя третьесортным чуханом на подхвате, нормальный рабочий день (а не каторга с утра до ночи). Нормальные отпуска, выходные, нормальный возраст выхода на пенсию и нормальный размер этой пенсии. Нормальное образование – когда педагоги учат, а не деньги с учащихся вышибают. Нормальное здравоохранение, когда тебя лечат, а не болезни выдумывают, чтобы побольше слупить.

Есть нормальные соседи, нормальный мир за окном, в котором весёлые, улыбчивые люди – а не искажённые завистью или чванством упыри. Есть нормальные дворики, куда можно без страха выпустить погулять ребёнка – вместо рыночных городов, переполненных свихнувшимися педофилами. Есть нормальная культура и нормальные СМИ, которые сеют разумное, доброе, вечное – а не дегенеративные помои. Есть нормально ротируемая власть – а не эта многопартийная клоунада паяцев и проходимцев, ставленников очумевших от сверхвозможностей миллиардеров.

Правда жизни в том, что будущее создаётся человеколюбием, а губится – себялюбием. Всё, что имеет современный человек, включая и батон колбасы у европейского жруна – он имеет благодаря деяниям людей, отрицавших личную выгоду. И если это отрицание угасает – тогда наступает деградация экономической системы.

Старые запасы прочности эгоисты съедают, а новых не создают. Система, которая предыдущими поколениями строилась «на вырост», оказывается вдруг тесна и неуютна, как одежда карлика.

Варварство частной собственности уничтожает всё, что за пределами этой самой частной собственности. Люди-крысы, формируя за своими заборами островки сверхблагополучия, оставляют во внешнем мире пустыню разрухи и деградации. Они сводят всё время и пространство к своему пятачку обитания, не выделяя энергии ни другим территориям, ни другим эпохам.

История пошла не туда. За это скажем спасибо ведьме Тэтчер и всем прочим «неоконам», устроившим цивилизации заворот кишок.

Пусть теперь история вернётся на правильный путь. И прекрасно, если за это спасибо скажут потомки именно нам с вами!

Источник: https://publizist.ru/

Mission News Theme от Compete Themes.