Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Россия еще не доросла до феодализма ?

Михаил Поляков. Выходит, Россия еще не доросла до феодализма и в ней княжеская власть?

Недавно мой товарищ, известный историк, огорошил меня такой фразой:

– Нет в нынешней России никакого феодализма! Не доросли ещё!

И пояснил, что каждое общественное явление так или иначе выдаёт себя некими приметами, которые надо только уметь распознать. Вот посмотри, говорит, на наших националистов – как они ни кричат об их коренных отличиях от фашистов, а всё-таки символом своим выбирают свастику. Называют её коловратом, солнцеворотом, производят от древних славян – но всё-таки от аллюзий с гитлеровцами уйти не могут. Так дескать и феодализм бы проявился – если были бы некие геральдические или топонимические признаки, легко распознаваемые.

Разговор это происходил возле Кремля, у памятника Владимиру Ясному Солнышку, на который и указал товарищ:

– Да вот же! Вот тебе примета времени!

В своё время говорили, что Путин хотел тут воздвигнуть монумент самому себе, кто-то даже угадывал в каменном профиле крестителя Руси президентские очертания.

Но что еще символизирует Владимир кроме известного крещения? В первую же очередь – потестарность! Так учёные называют вождизм – древнюю форму организации общества на границе между родоплеменным строем и феодализмом.

Вожди – обыкновенно люди авторитетные и сильные, правили, опираясь на свой род и ближайших друзей. Как раз во времена Владимира потестарность достигла пика (а угасание началось сорок лет спустя, после смерти Ярослава Мудрого – и продолжалось ещё около двух веков). Именно тогда правление князей было не только светским, но и приобретало элементы теократии, когда почитание достигало религиозных масштабов.

От феодализма вождизм отличает отсутствие иных прав на власть кроме связанных с родо-племенными отношениями. При феодализме отдельный дворянин мог претендовать на роль в управлении государством, если имел личные заслуги, серьёзное состояние. Его род мог возвыситься или пасть под гнётом обстоятельств.

В вождизмах понятие даже минимальной социальной мобильности де-факто отсутствует. Только тот может рассчитывать на власть, кто состоит в родственных или иных тесных связях с князем, в ином случае потолок – технический приспешник, будь хоть семи пядей во лбу.

 

Не то ли мы видим и сегодня, когда высшие посты занимают люди, близкие к нескольким узким правящим кланам? Когда родственники высших лиц и самого Путина сидят на верхушке государственной иерархии, а люди посторонние (вроде того же Улюкаева) рискуют лишиться всего из-за неосторожного слова в адрес знатного вельможи.

Отсутствие плюрализма мнений и нетерпимость к противоположным высказываниям – ещё один признак вождизма (вспомним то самое крещение Руси, борьбу с волхвами, которая самыми жестокими средствами продолжалась даже при Владимире Мономахе). Не это ли самое нам навязывают с экранов, где круглосуточно шельмуются противники правящего клана?

Характерный пример – недавняя заметка путинского охранителя Исраэля Шамира «Спорить с врагом – пустое дело». Там утверждается: каждый, кто против власти – враг России. Его не надо слушать, надо обрубать с первого слова, не дав его мыслям просочиться в подкорку, нарушить нирвану единения собственного сознания с сознанием властным.

Если Путин говорит, что спецслужбы не травили в Солсбери – они не травили. Если говорит, что нужна пенсионная реформа – она нужна. Сказал, что страна живёт как никогда хорошо – не смей сомневаться. Власти кричат о прекрасной медицине, замечательном образовании, честности чиновников, всеобщем благополучии – верь. Верь, сжав зубы, сквозь боль, сквозь слёзы, ненависть и обиду! Слуга должен повиноваться не только физически, но – главное – ментально. Ибо властитель в потестарном обществе не столько администратор, сколько Бог.

Несложно констатировать, что наша страна через двадцать пять лет «демократии», насаженной танками, стрелявшими по Дому Советов, от самого прогрессивного на планете социалистического строя отшагнула к первобытной архаике. Откатилась в развитии даже не на века – на целое тысячелетие. Если будет продолжаться таким образом, то от Владимира Святого и Ярослава ухнем совсем уж вглубь времён. Разобьёмся на враждующие племена (не то ли сейчас полным ходом идёт между Чечнёй и Ингушетией?), а там и окончательно похерим развитие человеческое, взобравшись на деревья.

Впрочем этой исторической тенденции всё-таки противостоят события последнего времени. Кажется, Россия начала помалу сознавать, в какой яме очутилась – и потихоньку просыпается от четвертьвекового сна. Рейтинги власти падают, а вместе с тем тускнеют и нимбы над головами правителей.

Вопрос только в том, кто придёт на смену нынешней родовой аристократии. Уж не укоренилась ли страна в потестарности, уж не заменится ли побеждённый клан другим, который может быть более или менее прогрессивным, но всё-таки – кланом?..

 

Источник: https://publizist.ru/

Mission News Theme by Compete Themes.