Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Путин: молиться на него – или проклинать его

Александр Росляков. Наркозависимость от Путина: молиться на него – или проклинать его за все.

Зловещая пенсионная реформа Путина убила весь его моральный капитал, который он нажил на Крыме. А Крым-2 уже ниоткуда не просматривается…

Если Путин холодный и бездушный терминатор, служащий сугубо высшей касте мироедов-казнокрадов, победившей в России не без его участия – ему, конечно, на его моральный урон наплевать. Но мне так все же не кажется. Он яркий пример диктатора, вкусившего наркотик всевластия и обожания со стороны 150-миллионной страны. И его сейчас должны трясти нешуточные моральные ломки.

Я с ним заочно познакомился в 2002 году, толкая вместе с моим другом Геннадием Никитченко, Героем Абхазии, идею присоединения непризнанной Абхазии к России.

Глава Конгресса русских общин Абхазии Никитченко придумал, как это сделать. По закону РФ, правопреемницы СССР, все бывшие советские граждане, не получившие нового гражданства, имели право на российское. И Никитченко создал структуру, которая получала через МИД и МВД РФ это заветное гражданство для абхазских блокадников, не имевших права выйти за российский блок-пост на Ингури. Они загибались от голода и национальной изоляции в их резервации – и для них это гражданство стало настоящим правом на жизнь.

Никитченко делал в год около 3 тысяч этих справок – дело долгое, но ничего другого просто не было. И вот в 2002 году один крупный русский патриот из Госдумы затребовал за сохранение этого гражданского транзита немыслимую взятку. Никитченко в сердцах послал его в зад – и тот в ответ закрыл этот транзит.

Дальше Никитченко бился во все стены МИДа и МВД – ноль толку. И напоследок решил написать Путину.

Мы с ним на пару написали проникновенное письмо, он снес его в Кутафью башню Кремля, где такие письма принимали – и назавтра отправился в аэропорт. Никакой надежды на ответ у нас с ним не было: он просто исполнил до конца свой долг.

И вдруг он с полдороги звонит мне: позвонили из АП, срочно зовут на встречу.

Читайте также:  Не важно,как мы проголосуем, важно, как ЕР посчитает?

Случилось невероятное: меньше чем за 12 часов наше письмо дошло до Путина – и поимело самый сказочный ответ.

Путин распорядился не просто восстановить загубленное негодяем-думцем медленное дело, а за месяц выдать всей Абхазии российское гражданство. Моему другу выдан был карт-бланш на проведение этой операции, в помощь ему в Сочи вылетел спецборт с несколькими десятками сотрудников МИДа и МВД для оформления того гражданства ближе к месту действия.

 

Но это было, как мы и писали Путину – не просто наведением локальной справедливости. А действием по выходу России из-за тех западных флажков, которыми нас запугали до смерти. Прием в свои объятия Абхазии, объявленной в ООН гнездом мирового терроризма за то, что не дала уничтожить себя грузинским извергам – был вызовом России против ее сведения к мировому нулю.

Абхазия тогда гуляла день и ночь в честь российского гражданства: старики плакали от счастья, молодые клялись отдать жизнь за Россию. Я был там в эти дни, все видел своими глазами – и описал в статье «Здравствуй, Абхазия!», опубликованной в «Литгазете» и признанной затем на Западе экстремисткой.

Путин одобрил план восстановления Абхазии, разрушенной войной 1992-93 гг. Президентом должен был стать пророссийский Хаджимба, его правой рукой по восстановлению – Никитченко.

Состоялись выборы, на которых победил Хаджимба – но дальше началось неописуемое.

В Абхазию приехали зам главы МВД РФ Владимир Колесников, солнцевский авторитет Бесик Джонуа и патриот Сергей Бабурин. И они путем вооруженных наемников отменили те выборы, провели новые под дулами автоматов – поставив во главе Абхазии прогрузинского Сергея Багапша. За всем этим стояли денежные и иные выгоды для тех российских патриотов, избравших сладкий западный крючок.

И никакое возрождение Абхазии уже не пошло – а былые восторги в адрес России быстро сменились там на обиду и презрение к стране-изменщице.

Я обошел тогда все закулисы, всех наших патриотов – от покойного Георгия Тихонова, главы думской группы «Союз», до ныне здравствующего державника Александра Проханова. Всем им было глубоко плевать. «Сдалась тебе эта Абхазия! Мы лично что там можем поиметь?»

Читайте также:  Вслед за пенсионной в России может грянуть денежная реформа

Народу, только начавшему подниматься с колен благодаря небывалому росту цен на нашу нефть – тем более было не до этих абхазских заморочек.

На Никитченко было организовано покушение на абхазском серпантине – организаторы которого происходили, по всплывшим данным, из высших российских кругов, завязанных на мстительный Запад. И боевой генерал Никитченко, герой грузино-абхазской войны, чудом отстрелялся тогда из своего личного оружия…

А что же Путин – наградивший в итоге моего друга орденом Дружбы за проделанную им по именному предписанию работу?

А вот тут весь Путин и сказался. Он, явно неравнодушный человек, поддержал от души, с рекордной оперативностью наш абхазский почин. Но едва лишь понял, что патриоты сдулись, а народ ушел в свой излюбленный молчок – отпрянул от несостоятельного проекта. Тем паче что жизнь предлагала куда более состоятельные – грабить этот несостоятельный народ в обнимку с более верными олигархами.

 

А как бы вы на его месте поступили? Долбиться туда, откуда нет ответа – или спаяться с теми, кто тебя поддержит завсегда?

Я лично вижу Путина, который мнится нам неким гранитом – человеком с очень уязвимой, при всей его власти, психикой. Он рад откликнуться на все идущие к нему со всех сторон почины – но все же, имея голову на плечах, откликается только на самые весомые.

Тот абхазский случай – лучшее свидетельство тому. Он ринулся навстречу благим починам, но как только понял, что за ними ни шиша – тотчас от них отрекся. Поскольку – не герой.

Но много ли вы видели прямых героев во главе современных государств? Расчетливые тираны – сколько угодно. Но героев сейчас нет.

Однако вера в них в нашем народе не угасла – оттого и печальный для нас перекос, где главная наша беда вовсе не в Путине, а в нашем собачьем отношении к нему.

Ведь как собака создана? Она в своем хозяине видит верх творенья, бога, решающего в ее жизни абсолютно все. Погладит он ее, кинет ей кость – и она торжествующе скулит, готовая перекусать всех остальных собак, не разделяющих ее святого отношения к кумиру. А не погладит, не накормит – скулит обиженно, зазирая в те же высочайшие глаза: как же ты, мой бог, мог отступиться от меня, снюхаться с какой-то посторонней гадиной?

Читайте также:  Ирина Хакамада: «Если Россию изолировать, то вы получите непредсказуемого, очень опасного игрока»

Ну, а привстать хоть чуть с карачек, перестать надеяться на бога-Путина и не плошать самим – это не приходит в головы россиян, вроде прошедших уже все огни и воды.

Мыслящий по-собачьи народ не понимает простой истины – что людям на собачьем коврике не выжить все равно. В лучшем случае им там позволят протянуть еще сколько-то времени. А в худшем – сплавят в приют для бездомных шавок, к чему сейчас подбирается исподволь закон о лишении единственного жилья неисправимых должников.

Люди, превращенные в ласковых или огрызающихся псин, всегда будут в долгу у их хозяев. Причем неважно – пресмыкаются они при этом или огрызаются: высшие существа всегда пожрут низших – таков незыблемый закон природы.

Так как же вырваться из этой пагубы? Да очень просто: перестать валить все подряд, как хорошее, так и плохое, на обожествленного сейчас этим навалом Путина.

Да, это еще кажется невозможным, нереалистичным: у него и все рули, и связи, и Росгвардия – а что у нас? А у нас – свой баркас. И в Росгвардии служит тоже наш народ – а не какие-то там марсиане.

И ровно в ту минуту, как мы выйдем из своей моральной кабалы и перестанем почитать себя щенком на выделенном коврике – все и произойдет.

Мы же все помним, как в раннем детстве даже не мечтали, что можем передвигаться иначе как ползком. И вдруг однажды встали на свои ножки – и пошли, а там и вовсе побежали…

И при всем том я думаю, что Путин, попав в тяжкую зависимость от толстопузых, с которыми так просто не порвать, будет все-таки искать этот Крым-2. Эдакий «дембельский аккорд» – возможно, весьма резкий.

Чем это обернется для страны, попавшей тоже в наркотическую зависимость от ее лидера – один Бог знает.

Но лекарство, на мой взгляд, всего одно: перестать бешено молиться на человека Путина – как и бешено клясть его за все. 

Источник: https://publizist.ru/

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Mission News Theme от Compete Themes.