Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Промежуточный итог: «Полгода совсем никуда»…

Этап «Замедление».

1. Переход сторон в режим ожидания долгой … (специальной военной операции — «Росбалт»). Это не отменяет технической возможности внезапного и спонтанного ее завершения. Показателен прецедент 2015 года, когда Минские соглашения были встречены со скепсисом, но оказались жизнеспособными — хотя (как и большинство перемирий) проблем не сняли, а дали сторонам передышку.

2. Размытость быстрой управленческой и идеологической реакции на инциденты в глубоком и неглубоком тылу. Может, это и не так плохо — реакция часто может быть ошибочной. Но не факт, что отсутствие реакции — осознанный выбор и консолидированная стратегия/тактика.

3. Фрагментация в идеологических средах. Внутренние и релоцировавшиеся критики действий Москвы не преодолели деморализацию в своих рядах и не приступили к поискам осмысленной стратегии. На другом полюсе — адепты-идеалисты и прагматики-попутчики со все большим отчуждением смотрят друг на друга, что особенно ярко проявилось после гибели Дугиной.

4. Периодические вспышки ожиданий радикализации — наступления или контрнаступления. Последней такой точкой нагнетания было 24 августа, но все, кажется, рассосалось — вместо наступления объявили замедление.

5. Дальнейшее обособление Беларуси и Казахстана. Бонусом за это является обретенная лояльность Москве Грузии (не попавшей теперь даже в список «недружественных») и Армении.

6. Необнаружение на международной арене игроков, готовых помочь поразжигать мировой пожар. Пекин и Тегеран потихоньку сливают протест, а возможности Пхеньяна ограничены, да и в пику Пекину он действовать не умеет.

7. Наличие у всех сторон уязвимости перед случайностями, которые могут происходить и в ту, и в другую пользу. Но признавать это вслух никто торопиться не будет.

Михаил Виноградов, политолог

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.