Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Правозащитники? — Нет,либерасты!

Самое интересное в деятельности либеральных правозащитников то, что, публикуя списки невинно осужденных и рассказывая примеры посадок, они и сами не прочь засадить «за репост»!

Особенно этим отличается правозащитная организация «Сова», которая на протяжении многих лет регулярно публикует списки пользователей соцсетей и организаций, которые допускают в общественном пространстве и в самом собственно интернете высказывания националистического характера, возбуждающие национальную рознь. Короче. Выискивают экстремистов. И, как правило, в сферу их внимания попадают русские националисты, бывшие и действующие скинхеды, различные участники монархических, реже — анархистских объединений.

По представлению «Совы», да и «Агоры» тоже правоохранительные органы возбуждают уголовные дела, которые часто заканчиваются не условными сроками и «химией», а внушительными по срокам тюремными наказаниями. Именно правозащитники неоднократно призывали возбудить уголовные дела на известного националиста Марцинкевича «Тесака», который в итоге и отбывает срок. Как раз за материалы, которые размещал в интернете!

Максим Марцинкевич «Тесак». Фото: globallookpress.com

Гениально и то, что в список «жертв власти», осужденных «за репост» правозащита не стесняясь (правда, не на первые роли) внесла и группу националистов, на которых сама же и писала доносы!

Комментируя ситуацию Царьграду, адвокат Сталина Гуревич полагает, что деятельность правозащитных объединений во многих моментах, связанных с темой репостов, носит двойной характер.

За либеральных блогеров или представителей оппозиционных движений они вписываются с большим шумом, а за тех, кто не относится к сочувствующим лагерям, вступаться не спешат,

— сказала Гуревич.

Царьград: Много ли в России осужденных за репост, судя по вашей практике?

Гуревич: Ни одного. Я не сталкивалась ни с одним случаем, чтобы человек был помещен в заключение именно за репост. Мне такие случаи неизвестны. Да, по статьям, направленным на разжигание розни, за экстремистские призывы, за лозунги, направленные на насильственное изменение действующего строя, людей осуждали. Согласитесь, это кардинально разные вещи! Но за картинку, механически размещенную в аккаунте, не сажают. И даже при этом при всем суды по многим делам очень лояльны к тем, кто впервые совершил деяние, подпадающее под статью.

Читайте также:  Почему Россия не справляется с коррупцией?

Ц.: В вашей практике были подобные случаи?

Г.: Два случая. За разжигание. Причем у одного это был уже второй раз по одной и той же статье, он отбывает наказание в колонии-поселении.

Ц.: Для чего тогда правозащитники упорно говорят про посадки за репосты?

Г.: Цель понятна – сформировать образ России как государства тоталитарного, с кровавым режимом, который преследует своих граждан за убеждения и высказывания в Сети. Направлено это на получение преференций для себя на Западе и формирование негативной повестки в России.

Ц.: Некоторые правозащитные организации одной рукой защищают тех, кто «призывает и разжигает», другой пишет списки неблагонадежных блогеров правой или националистической направленности. Как это понимать?

Г.: Все те же двойные стандарты. Они не только в этой сфере. Недавно я рассматривала дело одного адвоката, за которого попросили коллеги, – он был задержан за участие в оппозиционном митинге.

Выяснилось, что адвокат участвовал в несанкционированной акции в качестве организатора и активного участника, а когда был задержан, представился адвокатом и потребовал соответствующего к нему отношения. Шум поднялся большой. Но надо всего лишь было понять, в каком качестве был на акции молодой человек – организатором незаконного действия или как официальное лицо при исполнении.

Либеральная общественность поднялась на дыбы – теперь в России уже и адвокатов привлекают! Однако я могу привести два случая, когда общественность в аналогичных действиях помалкивала. Это когда приставы в Петербурге избили адвоката. И когда другого адвоката, Веру Подколзину, при исполнении ею профессиональных обязанностей буквально скинули с лестницы сотрудники правоохранительных органов в Москве. Ну правильно, они же не либерально активные граждане, зачем их защищать…

Читайте также:  Шевченко: Почему в Дагестане ликуют по поводу арестов чиновников? Потому что устали от грабежа

Что там «у них»?

Демократическая оппозиция часто любить кивать в сторону Запада. Там ведь всегда закон стоит на страже свободы слова и либеральных ценностей. Говори и пиши что хочешь, имеешь право.

А вот и не всегда.

В США в 2013 году некий Донте Симс попал в тюрьму на полгода за то, что троллил в Твиттере президента США. В шутку пригрозился убить главу государства и поехал отбывать срок.

Маска Гая Фокса традиционно используется сетевыми троллями. Фото: globallookpress.com

Американец Джошуа Блэк заявил в Фейсбуке, что Барак Обама военный преступник, заслуживавший сгореть в аду, и был уволен с госслужбы с волчьим билетом.

«Барак, я приду убить тебя», написал там же Даниэль Темпл в 2014 году и был осужден судом на 16 месяцев тюрьмы. Всего-то «хотел убить» в виртуальном пространстве!

Николас Савино в 2015 году попал на год в главную тюрьму Пенсильвании за то, что пообещал пристрелить все того же президента США.

В 2015 году Брэндон Корреа из Нью-Йорка арестован за твиттер-угрозы в адрес президента и губернатора штата.

В апреле 2016-го 61-летний Джон Росс из штата Орегон был арестован и помещен в тюрьму за угрозы насилием целой группе лиц – агентам ФБР, мусульманам, конгрессменам. Также он обматерил все того же несчастного Обаму за то, что лауреат Нобелевской премии мира не приехал на похороны Нэнси Рейган. Обратите внимание – мужчине 61 год, пожилой человек. Что бы произошло в России, признай виновным «за репост» старика? Представили?

Шуточные и нешуточные обращения в логове демократии дорого могут стоить шутникам или тем, кто всерьез предлагает свергнуть строй, убить Билла или президента, поговорить о несовместимости этносов. Некий Эндрю О’Кифи отправил ФБР шуточное, по его мнению, послание: «Я планирую убить Барака Обаму, у меня превосходный план». И получил пятерку. Только не оценку, а срок.

Читайте также:  Гозман и правозащитник Шаров-Делоне задержаны на Красной площади

Про Украину мы вкратце говорили, и без Царьграда ясно, как обстоит там дело со свободой слова хоть в Сети, хоть на улице.

А вот в Германии Эрнст Цюндель в 2007 году был отправлен в тюрьму на 5 лет «за отрицание Холокоста», которое высказывал в соцсетях. Выйдя из тюрьмы, он сразу умер.

В прошлом году в Австрии за отрицание Холокоста арестован британский историк Дэвид Ирвинг и приговорен к 3 годам лишения свободы. Причем за высказывание о своих убеждениях в далеком 1989 году в Австрии во время лекции!

Суд в Берлине приговорил 88-летнюю (!) Урсулу Хафербек к шести месяцам тюрьмы за отрицание Холокоста, о чем она утверждала в соцсетях. Можете себе представить, какой шум поднялся бы по поводу возраста осужденной в России, будь она лишена свободы, скажем, за привычный нам «репост».

Вы скажете, что в Европе существует уголовная статья за отрицание Холокоста? Так и в России существует уголовная статья за экстремизм!

Итог

Бесконечное обсуждение темы посадок за высказывания в интернете в России являются частью массирования давления либеральных кругов информационного пространства для нагнетания негативного образа вокруг России и ее властных структур.

Существование статей за экстремизм, особенно печально знаменитой 282-й, оспаривается многими экспертами. А некоторые депутаты разрабатывают поправки о переработке или ликвидации статьи в своем нынешнем виде, полагая, и часто аргументированно, что любые патриотические движения и мысли в соцсетях становятся уязвимы с точки зрения закона.

Однако важно сказать следующее. Распространенный тезис – в России сажают за репост — не имеет под собой основания. В России сажают за экстремизм, призывы к насилию и свержению действующей власти, за возбуждение розни и социальный расизм. К этому можно относиться по-разному, соглашаться или нет.

Но за механический репост – нет!

Mission News Theme от Compete Themes.