Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Почему голосование за поправки к Конституции вновь актуально

Эль Мюрид.

На повестку дня становится, похоже, возвращение к «всенародному голосованию» по поправкам в Конституцию. Уже сообщается, что датой голосования может стать 24 июня.

Причина, по которой Путин никак не может отказаться от этого «голосования», стал принятый закон о вступлении поправок в силу. Если по Конституции, это происходит сразу после того, как 2/3 региональных собраний проголосуют за поправки, после чего президент в течение суток обязан их опубликовать, а в течение месяца – полный текст конституции с поправками.

Но Путин был вынужден устраивать цирк с голосованием, так как все поправки были внесены крайне сомнительными методами, с нарушением всех процедур. Никакого обсуждения их не было, и вряд ли сейчас кто-то вообще способен перечислить хотя бы часть из них. Поэтому президент заинтересован в том, чтобы втянуть в это дело весь народ, придав через голосование легитимность этому крайне спорному мероприятию. Нет смысла говорить, что итоговые протоколы уже лежат в сейфе, осталось их только огласить. Но для этого и требуется «голосование».

24 июня – день, в который в 1945 году состоялся Парад Победы на Красной площади с бросанием нацистских знамён к мавзолею Ленина, выбран, наверное, не случайно. Путин еще раз хочет примазаться к чужой победе. Верховный главнокомандующий, не лучшим образом поведший себя на войне с вирусом, похоже, рассчитывает, что пропаганда отмоет его потускневший образ. Удастся ли это – сказать сложно. Индексы доверия к Путину пикируют, хотя, конечно, когда у тебя есть Росгвардия, доверие – необязательная опция.

Ко всему прочему возникла и текущая политическая причина, по которой голосование становится крайне востребованным. Путин, сбежав в схрон и передав явочным порядком свои полномочия комиссии по борьбе с коронавирусом во главе с Собяниным, передал ей и ему и часть своей власти. Формально президент он, но главный по стране – Собянин. Типичная ситуация двоевластия. Поэтому голосование должно стать победой Путина и позволить ему выползти из бункера.

Логично, что в интересах Собянина задержать Путина в бункере как можно дольше. Поэтому с одной стороны, он должен выполнять приказ про прекращение эпидемии, с другой – сделать так, чтобы она заканчивалась не так быстро. И вот карантинные мероприятия продолжаются, и на публику выносятся предупреждения, что в любой момент все может быть возвращено к жесткому сценарию.

При этом протестные настроения нарастают, и в этом плане уже объективно в интересах и Путина, и Собянина ужесточать полицейские мероприятия, так как борьба за власть требует исключения народа как фактора неопределенноти. И поэтому тоже концлагерный режим в Москве будет только усиливаться.

Регионам, конечно, куда тяжелей держать карантин – социальная и экономическая катастрофа их уже накрывает. Безусловно, губернаторы использовали выпавшие им возможности и перераспределили часть поступивших из центра активов в свою пользу через имеющиеся у них полномочия по борьбе с вирусом. Но бесконечно ждать, пока в Москве разберутся между собой, они не смогут. Поэтому чем дольше будет тянуться ситуация двоевластия, тем меньше губернаторы будут обращать внимание на московский фактор и тем больше заботиться самостоятельно о своем спасении.

Источник

Один комментарий

  1. Вносимые в Конституцию изменения дают Путину возможность, сделав все важные институты от себя зависимыми, стоять над ними и регулировать степень своей вовлеченности в текущие дела. Он может передать часть функций председателю Госсовета, Совету безопасности, высшим судам. И если что-то пойдет не так – вмешаться. Если же все будет идти так, как надо, будет наслаждаться жизнью, но при этом не бояться, что его кто-то может подсидеть. Происходит децентрализация власти. Но не децентрализация президентской власти, потому что Путин, по сути, превращается в монарха, а децентрализация на более низком уровне. Никто из руководителей этих институтов в одиночку не является самодостаточным игроком и не представляет риска для Путина. Поправки в Конституцию усиливают власть «большого президента», и Путин будет решать, кому и какую часть власти передать, а он все это будет контролировать. Мы получим более персонифицированный режим, чем тот, что у нас пока есть по старой Конституции. Путин создает систему «разделяй и властвуй». Он ослабил все институты, сделал их напрямую от себя зависимыми, ставит во главе этих институтов людей, не являющихся политиками, – пока это глава администрации президента Антон Вайно и премьер Михаил Мишустин, и дальше это продолжится, когда поменяют председателей высших судов или председателя Совета Федерации. На их места придут люди не с политической узнаваемостью и весом, а винтики, которыми Путин будет руководить в более комфортном для себя варианте на посту президента. Вместо того чтобы разделить все полномочия между институтами, он их все берет себе и будет на время передавать их».

Комментарии отключены.

Mission News Theme от Compete Themes.