Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Обладатели клейма от Минюста: «Так можно признать «иноагентами» полстраны»

Алина Данилина, корреспондент

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Максим Гликин*

экс-«Открытые медиа»

Минюст РФ отказался представить документы, на основании которых признал журналиста «иностранным агентом» — на них стоит гриф «для служебного пользования».

— Во-первых, основания нелепы — это видно по тому, что они объясняют моим коллегам. Они сначала решают включить нас в санкционный список, а уже потом ищут, за что бы зацепиться. Кстати, еще за год до этих событий кто-то сделал дубликат моей SIM-карты, куда сбросил все пароли и вскрыл почту и все соцсети. И второй мотив: для них статья об «иноагентах» подобна статье о шпионах и госизмене, за которую арестовали Ваню Сафронова. Нечто позорное и совершенно секретное, о чем не обязательно сообщать даже суду, — то есть аналог сталинских врагов народа.


Илья Рождественский*

экс-«Открытые медиа»

Минюст РФ признал журналиста «иностранным агентом» из-за материалов о недвижимости генпрокурора РФ Игоря Краснова, о деле Ивана Сафронова, уличных протестах, задержаниях журналистов, а также о законе об «иностранных агентах» и работе Госдумы.

— К этим основаниям я отношусь как к надуманным: в качестве примеров ведомство привело десяток проходных статей. Мне кажется, в этом есть какой-то тайный план — признавать «иностранным агентом» не за резонансные расследования, а за что-то незначительное. Чтобы нельзя было потом написать: «Признали «иноагентом» за материалы о деятельности Евгения Пригожина в Африке или о бизнесе генералов ФСБ и членов правительства». В моем случае такое незначительное — это новостные заметки. У коллеги с «Радио Свобода»* Елизаветы Маетной* — посты в Facebook. То есть госорганы нам как бы намекают: «Ты, конечно, «иностранный агент», но нос высоко не задирай, ничего такого ты не сделал и не написал, кроме пары постов в соцсетях».


Ольга Чуракова*

экс-«Проект»**

Минюст РФ признал журналистку «иностранным агентом» из-за единственного репоста издания VTimes* в фейсбуке с комментарием «Что нынче в России почитать».

— Думаю, что это полный бред. Очевидно, Минюсту нужно было к чему-то привязать закон и объяснить наше включение в реестр, но, честно говоря, постарались они плохо — очень лениво нашли один перепост, написали, что я работала журналистом и что в моем фейсбуке больше тысячи читателей. Ну, вау, странно, что я еще не сижу за решеткой за такое.

Петр Маняхин*

новосибирский журналист

Минюст РФ признал журналиста «иностранным агентом» из-за публикации ссылки на сбор денег в поддержку издания «Медуза»* со словами «Медузу надо спасать». Кроме того, Маняхин публиковал новостные заметки о внесении в реестр СМИ-«иноагентов» изданий «Крым.Реалии»* и «Сибирь.Реалии»*.

— Это довольно дурацкие основания. Иностранным финансированием Минюст считает не только иностранные платежные системы, но и деньги от российских организаций, у которых есть иностранные клиенты. А репост моего поста «Радио Свободой»* — вещь, на которую я никак не мог повлиять.

Получается, исходя из этой логики, я наделен полномочиями по признанию «иноагентом» вообще всех. Бойтесь!

Прячьте от меня свои соцсети и номера телефонов. А то «иноагент» переведет вам денег и репостнет. И все, приехали. Так можно признать «иноагентами» полстраны. То, что этого пока не случилось, показывает, что закон в прямом смысле допускает произвол органов исполнительной власти. То есть фактически в исполнении закона главной становится политическая воля.

Юлия Лукьянова*

экс-«Проект»**

Минюст РФ признал журналистку «иностранным агентом» из-за нескольких денежных переводов от ирландской компании, репоста «Медузы» в твиттере, репоста записи журналистки «Медузы» Анны Коваленко в фейсбуке, репоста материала из фейсбука VTimes, а также упоминания в материале «Медузы» «Domestos объявил конкурс худших школьных туалетов. И открыл портал в ад».

— Конечно, все эти основания абсолютно смехотворны и в очередной раз дают понять, что доказательств нашей «иноагентности» у Минюста нет, как не может быть доказательств у любого воображаемого явления. Из них очевидно, что мы не «иностранные агенты», а журналисты и граждане своей страны, которые переживают за своих коллег, за независимые издания и распространяют новости о вопиющих происшествиях, о которых необходимо знать как можно большему количеству людей — чтобы эти проблемы были решены. Я надеюсь, что сотрудники Роскомнадзора, по крайней мере, хорошо провели время, перечитывая годы наших записей в фейсбуках и твиттере и пересматривая наши инстаграмы. Возможно, наши посты заставили и их задуматься о том, что с этим законом буквально все не так.

*Минюст РФ внес всех вышеперечисленных в реестр СМИ, выполняющих функцию «иностранного агента».

**Генпрокуратура РФ признала «Проект» «нежелательной» организацией.

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.