Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

О новом «мы не просили вас рожать» от крупного чиновника

Андрей Нальгин.

Чем федеральный чиновник отличается от регионального? Да разве что умением облечь людоедские фразы в туманные формулировки с обилием научных слов. Там, где регионал рубанёт спроста «мы не просили вас рожать», федерал витиевато скажет про «межпоколенческий трансферт» и «стабилизирующую функцию». Но суть-то та же: денег нет или, точнее, деньги ваши стали наши.

Кто отличился на сей раз? Замглавы Минфина России Владимир Колычев заявил, что власти не видят причин оказывать дополнительную поддержку деньгами гражданам и пострадавшим от пандемии отраслям, как это было в первую волну CoVID-19:

«Третий квартал и начало четвёртого Россия проходит лучше, чем было заложено в макропрогнозе и бюджете, поэтому предпосылок для того, чтобы менять бюджет мы не видим».

Действительно, в нынешний кризис российские власти показали себя настоящими жмотами. По оценке МВФ российский пакет государственной помощи экономике в пандемии оказался в разы меньше, чем в развитых странах. Так затраты на здравоохранение и помощь пострадавшим от кризиса секторам в виде расходов бюджета или отказа от сбора налогов в России составили 2,4% ВВП, в то время как Канада, США и Австралия потратили в среднем 12% ВВП. А на поддержку национальной экономики в виде займов, докапитализации компаний и выкупа активов российский бюджет потратил меньше по сравнению как с развитыми, так и развивающимися странами. Объём такой помощи, по данным МВФ, составил в РФ 0,1% ВВП, в то время как в Германии он достиг 6% ВВП, а в Польше – 1,8%.

Что показательно, у большинства стран не было таких резервов, как у России, где объём ФНБ составляет 13,3 трлн руб. или 12% ВВП при планке в 7%. Но другие страны средства на помощь бизнесам и гражданам всё же нашли. Российские же власти теперь заявляют, что помощь из Фонда вообще не предполагалась: он не для этого.

Что касается ФНБ и бюджетного правила, неотъемлемой частью которого является Фонд, то их главная цель – это «равномерное (справедливое) межпоколенческое распределение природной ренты», подчеркнул Владимир Колычев:

«Менять целеполагание бюджетного правила для большего расходования ФНБ на антикризисные программы было бы неправильно. Это перечеркнуло бы стабилизирующую функцию правила, повысило бы уязвимость нашей экономики к ценовой конъюнктуре на рынке энергоносителей».

Вожделенная стабильность, правда, больше напоминает кладбищенскую: нет ни перемен, ни самой жизни. Люди как «новая нефть» столкнулись с падением доходов и перешли в режим выживания. Едва ли экономике, столкнувшейся со спадом внешнего спроса на энергоносители, основной экспортный товар, а также со сжатием спроса внутреннего, от этого лучше. Но зато «справедливость» в распределении природной ренты обеспечена. Вся она, вероятно, достанется выжившим после коронакризиса. Или детям самих чиновников.

Не нужно забывать, что у бюджета и внебюджетных фондов своих денег нет. Есть только деньги налогоплательщиков. Но в России это правило не работает. Все ресурсы отчуждены от тех, кто их создаёт.

Ну и чем такая чиновная скупость в отношении ФНБ принципиально отличается от «мы не просили вас рожать» и «на ваши нужды у нас денег нет»?

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.