Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Новая концепция общественного договора — «все все понимают, но никто ничего не говорит»

Ни в коем случае не хотелось бы оправдывать хоть в чем-то российских чиновников, поскольку убежденно придерживаюсь позиции, что бюрократ — это не человек, а некое воплощение физических и ментальных свойств, которое можно надеть на себя и снять потом, как костюм. Возможно, именно этим объясняются те удивительные метаморфозы, которые испытывают индивиды, заступая на должность и уходя с нее. Но, справедливости ради, хочу дополнить пост уважаемых коллег на КБ парой своих слов.

Действительно, об импортозамещении с 2014 года не говорил только ленивый, и от этого особенно остро желание задать вопрос «а где вы, собственно, раньше были?» Но я слишком хорошо понимаю — где.

Импортозамещение в том виде, в каком оно требуется сейчас (надеюсь, все же в большей степени ситуативно), предполагает не просто локализацию производств, а, по сути, переход на полную автономку. Чтобы этот переход случился, нужно было поставить соответствующие задачи и создать соответствующие условия. Ни того, ни другого не случилось в 2014 году. Присоединение Крыма усугубило геополитическое положение России, осложнило экономическое, но тогда страна перешла к режиму существования как бы в двух измерениях одновременно — декларативном и фактическом.

Декларативно сыр бри был белорусским, а фактически — по-прежнему датским. И эта немудреная схема реализовывалась буквально во всем, вплоть до чиновничьих вилл и двойных гражданств. Возникла новая концепция общественного договора — «все все понимают, но никто ничего не говорит».

И поскольку даже в этой шредингеровской двойственности существовать было проще, чем ломать существующие и накатанные производственные цепочки, а также собственные представления об экономике, сформировавшиеся в том числе с учетом процессов глобализации, то и реальных предпосылок менять что-то не было.

Понимаете, если, фигурально выражаясь, гвозди можно провести по накладной как белорусские, то проще сделать так, чем на ровном месте вернуться к выпуску собственных гвоздей. Для реформы же кардинальной нужны: а) экстремальная ситуация, б) очень мощная политическая воля. И то, и другое у нас в наличии появилось только сейчас. В 2014 году сигнала еще не было, никто никуда и не поторопился.

А коней, ну тех самых, которых решено не менять, мне искренне жаль. Люди они неплохие — такие же, как мы с вами. Но попали меж разных жерновов. Перемелется — мука будет.

Telegram-канал «Юрий Долгорукий»

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.