Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Не все — Дума

Как меняются избирательные предпочтения россиян через месяц после думских выборов: объясняет социолог Алексей Левинсон.

Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»*

Заседание ЦИК, посвященное окончательным результатам выборов в Госдуму. Фото: Владимир Гердо / ТАСС

Отшумели выборы. Те, от кого требовалось обеспечивать на выборах то, что требовалось, уже с облегчением о них забыли. О них забыли избиратели, от которых что-то требовала совесть, или гражданский долг, или начальство, и те, кто голосовал просто по привычке.

Они совсем было забыли, но «Левада-центр» (признан Минюстом «иноагентом» Ред.) с любопытством (присущим ему как «иностранному агенту») стал в конце октября спрашивать их и про то, что они помнят о своем голосовании, и о том, а как бы они проголосовали, если бы такие же выборы были назначены снова на следующее воскресенье. Вернее, сначала задали вопрос в этом самом сослагательном наклонении, с «если бы», а в самом конце длинного интервью на многие другие темы спросили — а не напомните ли, как вы проголосовали в сентябре.

Мы не имеем в виду сейчас сравнивать эти результаты с теми, что объявлены ЦИК. Мы хотели их сравнить между собой. Предваряя разбор частных наблюдений, скажем об общем итоге эксперимента. Он таков:

россияне и сейчас, спустя месяц после выборов, проголосовали бы, по их словам, почти так же, как они — по их словам — голосовали в сентябре.

Обсудим сначала этот факт.

Уровень вовлеченности наших граждан в современную политическую жизнь очень низок — на то есть много причин. Ее значимость для них очень мала. Их представления о ней одновременно и очень нехитрые, и достаточно туманные. Но они устойчивые. И наш эксперимент это доказал.

Конечно, конструкция этого политического мира задана не народной волей и не народным воображением, а волей ныне властвующих элит. Они решали, кому быть, а кому не быть там представленным. Но покуда наша общественность пребывает в том состоянии, в котором она пребывает, она сама внести коррективы в эту конструкцию не может. И не может даже захотеть это сделать. Это тоже доказал наш эксперимент.

Отличия воображаемого голосования «в будущее воскресенье» от вспоминаемого голосования в двадцатых числах сентября так невелики, что они находятся на пределе точности, доступной нашим методам измерений. Поэтому мы не будем приводить числовые значения и ограничимся словесными определениями. И тогда скажем, что в воображаемом голосовании партии «ЕР», КПРФ, «СР» получили чуть меньше голосов, чем в припоминаемом, а партии ЛДПР и «Новые люди» — чуть больше. Результаты «Яблока» не поменялись.

Говорить о какой-то радикальной смене настроений среди избирателей не приходится. Напротив,

опрос показал, что сделанный волей (или неволей) выбор обществом принят.

Это не значит, что ничего не изменится до самого двадцать четвертого года, но сейчас общество в целом — в колее состоявшихся событий.

Сказавши это, мы скажем теперь, что эти малозначительные сдвиги по голосовавшему электорату в целом есть результат сдвигов в позициях отдельных групп избирателей. А вот эти сдвиги относительно их позиций хоть также в основном не радикальны, но куда более заметны. И они многое говорят о том, что происходит внутри общества, кто и как пересматривает результаты собственного электорального выбора.

Сдвиги, о которых пойдет речь, — это, повторим, изменение доли одноименных ответов при сравнении результатов по вопросу о голосовании в сентябре с результатами ответов о воображаемом голосовании в «будущее воскресенье». Изменения примерно на четверть мы будем называть слабыми, на треть — средними, более чем на треть (таких мало) — сильными. Знак у них бывает положительный, когда в воображаемой ситуации проголосовали бы за данную партию больше респондентов в данной категории, чем сообщили о своем голосовании за нее в сентябре, отрицательный — когда меньше.

Сразу скажем, что изменили свои мнения далеко не все социально-демографические группы, на которые мы делим наших респондентов. Наиболее активными оказались самые молодые (18–24), те, кому 25–34 года, предприниматели, рабочие и домохозяйки, жители крупных городов и люди, наименее обеспеченные в материальном отношении.

Складывается впечатление, что о партии «Новые люди» избиратели стали больше думать после выборов, чем думали до. Во всяком случае, сигналы о внимании к ней, пусть и слабые, показали жители крупных городов, люди в возрасте 25–34 года, учащиеся и студенты. Пенсионеры дали слабый знак разочарования в ней, зато самые молодые респонденты резко пересмотрели отношение к ней в сторону улучшения.

В отношении партии «Справедливая Россия — Патриоты — За правду» респонденты 45 лет и старше, включая самых пожилых, показали хоть и слабое, но разочарование. С точки зрения профессиональной была заметна такая позиция рабочих, на урбанизационной проекции это жители крупнейших городов, включая столицу.

Успех КПРФ на состоявшихся выборах оказывается нестойким. Ни в одной группе нет сдвигов в положительном направлении, а в отрицательном их сравнительно много, и следуют они из разных концов социального поля. Отрицательный сдвиг слабого рода показали ответы как безработных, так и лиц с высшим образованием. Сдвиг средней интенсивности и тоже в отрицательную сторону демонстрируют ответы беднейшего населения, с одной стороны, и предпринимателей — с другой.

Наиболее сильный откат в поддержке КПРФ последовал от домохозяек.

Отношение к ЛДПР оказывается весьма противоречивым (что не удивительно). Домохозяйки, отказавшие в симпатиях КПРФ, направляют их в значительной мере в сторону ЛДПР (и «ЕР», о чем ниже). Бедное население и рабочие (это могут быть пересекающиеся категории), а также предприниматели готовы несколько сильнее поддерживать ЛДПР, чем делали это на прошлых выборах. Довольно интенсивно проявили свои намерения впредь голосовать за ЛДПР самые молодые избиратели. Самая резкая реакция последовала со стороны руководящих работников, и она была негативной.

Наибольшее число голосов было подано в сентябре за «ЕР», мы это знаем, и это же следует из самоотчетов, наибольшее также было бы подано, случись новые выборы в будущее воскресенье. Но и различий между электоральным поведением разных групп в случае с этой партией больше всего. Она вызывает наиболее противоречивое отношение. Что и понятно — это партия власти, а власть всегда объект противоречивых отношений.

Повысился интерес к «ЕР» (со средней степенью интенсивности) у домохозяек, у учащихся. А в слабой степени — у самых старших избирателей (которые и были наиболее верной частью ее электората). Довольно резко выразили нежелание поддерживать далее эту партию самые бедные граждане и группа 45–54 лет. Наиболее сильное отрицательное отношение выразили самые молодые избиратели и предприниматели.

О некоторых группах избирателей следует сказать особо.

Предприниматели явно разочарованы в «ЕР» и КПРФ и частично перейдут в сторонники ЛДПР.

То же самое, но менее интенсивно может происходить с беднейшими группами. Самые молодые, а также рабочие тоже уходят от «ЕР» и проявляют интерес к ЛДПР, молодые еще и к «Новым людям».

Избиратели партии «Яблоко» никаких перемен в установках не показали.

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.