Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Навального признали «склонным к побегу»

Заключенный Алексей Навальный признался, что спокойно ел рыбу в кляре, как его трапезу прервали срочной встречей с тройкой начальников, сообщивших «фигуранту» о его новом статусе. Оппозиционера официально признали «склонным к побегу». Теперь жизнь политика в тюрьме, а потом и в колонии, должна быть менее комфортной.

Сам Навальный объяснил такое особое к себе отношение следующим образом:

— У меня есть только одно объяснение. Одному деду, живущему в бункере, приснился кошмар. Будто сбежал я из своего «спецблока», добрался до Геленджика, проник в его дворец, играю там в его машинки, мажу себя грязью с его склада, а потом прыгаю в аквадискотеку и танцую там, поднимая кучу брызг. Дед проснулся в ужасе, поднял трубку телефона и потребовал принять профилактические меры по недопущению надругательства над святынями. Так или иначе, теперь я «склонен к побегу». Меня и раньше возили не просто конвоем, а еще и со спецназовцами в касках и с автоматами. Теперь, наверное, в кандалах будут.

Насчет кандалов, пожалуй, Навальный загнул, но то, что ничего хорошего «нехорошая склонность» ему не сулит, это абсолютно точно. 

Юрист Ирина Бирюкова уверена, что так называемый «профилактический учет» – это красная полоса:

— Это дополнительный внутренний учёт и сигнал для сотрудников, что с этим арестантом/осуждённым надо быть втройне внимательнее. Никаких прав арестанта/осуждённого он не нарушает, не накладывает дополнительных обязанностей. Но тут собака зарыта вот в чем. Это просто сильнейший геморрой для арестанта/осуждённого. Мало того, что тебя каждый час могут проверять с полным «докладом», но и позволяет тебя сажать в одиночку. Они используют красивые фразы типа – изолировать от связей, которые могут оказать негативное влияние или ты на них можешь оказать. 

Также предусмотрено усиленное конвоирование, дополнительная профилактическая работа, то есть, беседы с операми и психологами. Это и закрепление конкретного сотрудника за тобой, чтобы дополнительно выносил мозг. Используют родственников для психологической работы. И много других «приятных» вещей.  

А каких неприятностей стоит ждать Навальному в колонии, уточняет правозащитник Ева Меркачева:

— На зоне он должен будет отмечаться, причем это должно происходить один раз в час. Если у обычных заключенных в колонии проверки две — утренняя и вечерняя — то у человека, склонного к побегу, таких проверок больше 12 в день. Кроме этого, любой этап происходит по особому сценарию — обязательно с собакой, руки в наручниках: этапируемый не может нести свои вещи сам, за него это делают сотрудники.

Писатель-документалист Олег Мороз, учитывая новый статус заключенного, готов прийти ему на помощь:

— Если Алексей совершит подкоп и выберется на волю, я ему помогу. Недалеко там живу. Дам ему переодеться в одежду жены, провожу до метро «Сокольники» и открою турникет банковской картой – пенсионная у меня заблокирована. 

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *