Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Нарусова, Собчак и дальневосточные крабы

Семейство Собчак оказалось под мощным информационным ударом. Ряд СМИ и в особенности политические телеграм-каналы обвиняют сенатора Людмилу Нарусову в том, что она, используя свое служебное положение, занималась лоббизмом бизнес-интересов своей дочери Ксении Собчак.

Оказалось, Ксения недавно купила крупные доли в компаниях, которые занимаются добычей крабов на Дальнем Востоке. Этим двум фирмам принадлежат квоты на вылов 9 тысяч тонн крабов, а годовая выручка от продажи этого деликатеса в Японию может достигать десятки миллионов долларов. Однако Следственный комитет раскопал в собчаковских фирмах  махинации на двести миллионов рублей и приостановил процесс вхождение в права владения экс-кандидата в президенты. Что же сделала Ксения? Она просто пожаловалась маме, которая накатала большую жалобу в Верховный суд. В результате, семейству наставника Путина пришлось отбиваться от обвинений в «крабовом лоббизме». 

— Нарусова не слышала, выходит, про конфликт интересов, поэтому не видит ничего такого в том, чтобы написать в Верховный суд запрос в интересах коммерческой деятельности собственной дочери, – упрекает сенатора журналист Кирилл Шулика. – Я вот не буду ни разу против, если Нарусову, в соответствии с общими правилами лишат за это мандата. Сенаторы просто обязаны это сделать. Более того, тут есть и второе основание – незаконное вмешательство сенатора в деятельность судебной власти. Нельзя любить дочь настолько сильно, чтобы ради ее денег нарушать сразу две нормы закона. 

Сама Ксения не понимает, что такого нарушила ее мать:

— В чем отсутствие этичности? Моя мама по моей просьбе писала в Следственный комитет и по поводу Дела Сенцова,и по поводу Голунова – и вообще когда происходит несправедливость я всегда прошу ее помощи в запросах. Будь то бизнес или политика. 

Если к сенатору в дом лезут вооружённые грабители, ему разумеется неэтично звонить в полицию – это ведь злоупотребление полномочиями. Пусть себе грабят. 

Это правда, что я с партнером решила вложить свои честно заработанные деньги с которых уплачены все налоги,  в крупный бизнес проект. Мы в процессе покупки большого крабового  бизнеса и заплатили деньги. Но как только мы начали сделку, конкуренты развернули беспрецедентную по своему беззаконию и наглости кампанию. После подачи наших документов о сделке на регистрацию, на купленный нами бизнес наложили незаконный арест и даже не дали зарегистрировать покупку! Конечно, мы все проверили и уверены, что это честная и законная сделка, с нормальными порядочными людьми. Совершенно понятно, что это заказ того человека, который просто хочет отнять у нас этот бизнес.

Политолог Максим Жаров считает, что информационная атака на Нарусову-Собчак произошла неслучайно:

— Ксении Собчак припомнили «крабовый лоббизм» в связи с ее вчерашним заявлением о том, что она хочет вернуться в политику. «Если ситуация будет меняться, я бы очень хотела». Именно эта фраза Собчак, которая была воспринята как «забегание за ленточку». А если вспомнить обстоятельства появления Собчак в президентской кампании-2018, то это ещё и откровенный намёк той части элит, которая сейчас, как и тогда, занимается раскачиванием лодки. 

Действительно Нарусова в интервью «Эхо Москвы» призналась:

— Я чувствую в себе и силы, и желание, но, мне кажется, что востребованности таковой (участвовать в политической борьбе — прим. ред.) нет, видимо, это не очень нужно людям. Сейчас ситуация такова, что умеренная оппозиция, а у меня она вполне умеренная, не очень востребована. Люди либо за власть, либо хотят эту власть свергнуть. Все, кто посередине, считаются мурзилками, приспособленцами и коллаборационистами. Что-то доказывать, объяснять, что ты не верблюд, бессмысленно. Говорить о том, что тебе кажется, что эволюционный процесс в России – это единственная правильная вещь, тоже странно.

Источник