Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Морально прогнившая судебная система России

 

Случайно наткнулся на статью нашего коллеги по адвокатскому цеху из Курганской области Колегова Алексея под названием Независимость российской судебной системы, где красной нитью прослеживается смысл, заключаемый в одном предложении:  «Наши суды независимы от… и в целом от закона».
Ситуация везде одинакова. Эта система не терпит честных и порядочных людей, так как является полностью порочной и смердящей моральными нечистотами.Ярким примером тому может служить горькая судьба многих честных и принципиальных судей. Возьмём, к примеру, трагичный случай с судьей Санкт-Петербургского городского суда Владимиром Казаковым, который более 20 лет проработал в следственных органах МВД на разных должностях, в том числе и на руководящих, доцент университета, кандидат юридических наук.

На этого человека, из-за его принципиальности, было совершено не менее двух покушений, причем одно из них прямо в зале суда, когда во время оглашения приговора сотрудник милиции, услышав, что судья Казаков приговорил его к шести годам лишения свободы, взорвал гранату. Пострадали 11 человек, погиб конвоир. В другой раз Казакова забросали гранатами, когда он въезжал в подземный паркинг.

Добавлю из своей практики один заурядный и ставший уже привычным случай, в свете выше сказанного Алексеем Колеговым. Подробности дела можно опустить, так как не в них суть. Обратим внимание на следующие факты…

По гражданскому делу выносится решение в первой инстанции. В обоснование кассационной жалобы закладываю два важнейших нарушения, одно из которых заключается в том, что судья Братского городского суда Вершинина О.В. вообще не имела права совершать правосудие, так как в соответствии со статьями 16 – 18, 19 ГПК РФ обязана была заявить самоотвод.

Спросите: «Почему?». Отвечу: да потому, что у нас в городе Братске процветает семейный «юридический» подряд: муж (Вершинин Аркадий Викторович ) –  целый прокурор города, а жена (Вершинина Ольга Васильевна) – федеральный судья этого же города.

Представителем прокурора города в данном деле была помощник прокурора города Братска Широкова М.В., изложившая свое заключение по данному делу.

Данное,  сильно влияющее на принятие решения судом заключение давал суду прокурор, состоявший и состоящий в прямой служебной зависимости и подчиненности от распорядительных действий прокурора города Братска Вершинина А.В., который согласно статье 16 ФЗ  «О прокуратуре РФ» возглавляет данную прокуратуру и руководит деятельностью подчиненного ему аппарата помощников прокурора города, в число которых входит и Широкова М.В. В итоге судья вынесла то решение, которое озвучил прокурор.

15 сентября 2011 года печально известная в моей судебной практике судебная коллегия Иркутского областного суда в составе: председательствующей Валовой Г.В., судей Папуши А.С. и Туглаковой Л.Г. выносит очередное абсурдное по своему характеру кассационное определение с полным игнорированием, но упоминанием (не могли не написать) довода о самоотводе. Упомянули буквально следующее о словах моего доверителя в жалобе: «… считает, что судья Вершинина О.В. должна была заявить самоотвод в связи с тем, что является супругой прокурора г. Братска.

Вместе с тем, не учтено, что прокурор Широкова М.В., давая заключение по делу, состояла в прямой служебной зависимости и подчиненности от распорядительных действий прокурора г. Братска».

Второй довод кассационной жалобы. По делу была проведена ключевая судебная почерковедческая экспертиза, образцы почерка которой получались не при мне, так как позже вступил в дело. Мной было выяснено, что отбирались они без составления протокола, предусмотренного ст. 81 ГПК РФ, смысл которой Валовая, Папуша и Туглакова озвучили в своем определении, но по своему растолковали таким образом: «Из материалов дела следует, что суд собрал образцы почерка без составления протокола, вместе с тем, правильность собранных по делу образцов удостоверена подписями судьи, секретаря, представителей сторон… При таких обстоятельствах, допущенное судом процессуальное нарушение не может в соответствии с ч. 2 ст. 362 ГПК РФ быть принято в качестве основания к отмене обжалованного по делу решения, поскольку не является достаточным для отмены решения по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 364 ГПК РФ».

Как только я прочитал эти стоки в определении, так мне почему-то, сразу, вспомнились слова из одного известного голливудского фильма «Sleuth» о писателе и любовнике его жены: «Закон — это частушка, которую поют задницей через замочную скважину…». Эти слова, как нельзя точно, описывают плачевное состояние с порядочностью российских служителей Фемиды.

К слову о печальной судьбе судьи Владимира Казакова хотел бы отметить, что спасли его от лицемерной российской Фемиды, которую он когда-то представлял, далеко не в последнюю очередь, настойчивость его адвоката и наш народ, в лице присяжных заседателей.

Вообще, странная в нашей стране получилась метаморфоза с прозрачностью правосудия. Всех либеральных деятелей нашей страны вдохновлял и вдохновляет тот факт, что нет больше, так называемой ими «империи подавления личности» (СССР), но, в то же время, никого не удивил тот факт, что советское правосудие было на порядок демократичнее нынешнего.

Так, очень точно это антинародное явление подметил мой коллега, проректор Российской академии адвокатуры и нотариата, профессор Бойков А.Д. в своей статье «К вопросу о гласности правосудия»: «Теперь мы имеем новый, необычный суд, осуществляемый государственным чиновником единолично, часто даже не в зале судебных заседаний, а в служебном кабинете с максимальным упрощением процедуры.

Принцип коллегиальности правосудия теперь не упоминается даже в учебниках. Конституция России предусматривает право граждан участвовать в отправлении правосудия (ч. 5 ст. 32). Но народные заседатели из суда изгнаны, а суд присяжных – гордость реформаторов — не для всех.

Его реальная подсудность составляет значительно менее одного процента от числа рассматриваемых уголовных дел, на гражданские дела эта форма правосудия не распространяется вообще.

В прежние времена судьи в СССР избирались народом. Избираемого судью знало население района, и он обязан был о своей деятельности отчитываться перед избирателями. И народные заседатели, избиравшиеся трудовыми коллективами, отчитывались перед ними.

Теперь и этого нет. Таким образом, одна из важнейших целей судебной реформы, связанная с демократизацией правосудия, обеспечением его «прозрачности» и приближением его к населению, не достигнута. Более того, реформа шла в обратном направлении».

Тут профессор Бойков не упомянул, что с 11 января 2009 года, под шумок объявленной борьбы с терроризмом, политическая партия действующей власти «Единая Россия» значительно сузила даже этот «один процент» уже имевшейся компетенции прямого суда народа (присяжных заседателей). Такие преступления как: террористический акт, захват заложника, организация незаконного вооруженного формирования, массовые беспорядки и ещё пять преступлений выведены из поля зрения народа, как единственного носителя суверенитета и единственного источника власти в России. Почему, именно в этом случае, наша партия власти не берет пример с судебной системы США, где присяжные судят повсеместно, остается политической загадкой.

Почему в Кремле решили, что наш народ не достоин вершить правосудие? Более того, гласности и непосредственности власти народа теперь нет и при выборе губернаторов и мэров городов. И такое положение можно назвать демократией?

Получается, что до победы сторонников Ельцина Б.Н. в 1991 году многонациональный народ СССР имел больше власти и прав, а представители этих самых масс (присяжные), не могут судить о беспорядках в этих же самых массах. Наши послушные Кремлю депутаты массово проголосовали за то, что судить о том есть ли порядок в массах или там царит «беспричинный беспорядок» может только угодливый правительству профессиональный судья.

Вернемся к Федеральному закону от 30.12.2008 № 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму», который, волею «Единой России», лишил компетенции суда народа (присяжных) по обвинениям наших граждан в: террористическом акте, захвате заложника, организации незаконного вооруженного формирования, массовых беспорядках, государственной измене, шпионаже, насильственном захвате власти, вооруженном мятеже (сейчас обвиняется и сидит в СИЗО п-к ГРУ Квачков В.В. и диверсии.

Из этих статей УК только две статьи не относятся к компетенции следствия ФСБ… Теперь вопрос на сообразительность: какую цель преследует действующая власть, закрывая от народа тайной завесой такие судебные процессы, лишая наше общество общественного контроля над такими судами, превращая, тем самым эти суды, в тупую и предсказуемую расправу?

Отвечу… Власть понимает, что все указанные статьи ФСБ представляют угрозу именно их сытому, размеренному и коррумпированному существованию, не давая даже теоретической возможности простым людям защитить своим (народным) судом своих патриотов и защитников, как: полковников Буданова, Квачкова, младших офицеров: Аракчеева и Худякова (этих вообще незаконно лишили права на суд присяжных) и многих других.

Mission News Theme by Compete Themes.