Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Михаил Хазин предложил принять закон о люстрации для «прихватизаторов» из 90-х

Михаил Хазин предложил принять закон о люстрации для «прихватизаторов» из 90-х

 

Задача по увеличению страховых взносов и налога на доходы физических лиц — это одна из важнейших задач, на которую хотелось бы обратить внимание налоговых органов. Это вопрос не только задолженности, но и выхода из тени, обеления российской экономики», — заявил глава Минфина.

По словам господина Силуанова, помочь ФНС должны «налоговые новации», которые уже приняты и будут приниматься в ближайшем будущем. Они направлены на борьбу с компаниями, где платят зарплату «в конвертах», и самозанятыми российскими гражданами, количество которых, по данным Росстата, приближается к 15 млн человек. Для борьбы с ними рассматривается возможность введения т.н. налога на тунеядство, аналогичного тому, что действует в Белоруссии, заявил глава Минтруда Максим Топилин.

Размер налога может составить 25 тыс. рублей на человека в год — 10 тыс. в систему медицинского страхования и 15 — «для формирования пенсионных прав». Определенные успехи в налогообложении населения уже есть, сообщил в свою очередь глава ФНС Михаил Мишустин: сборы по НДФЛ за прошлый год удалось увеличить на 7,7%, при том, что средняя зарплата в стране увеличилась всего на 7,2%, а совокупный фонд оплаты труда и вовсе лишь на 5%. Кроме того, почти на 12% были увеличены сборы по имущественным налогам.

Лично я расцениваю заявление господина Силуанова в адрес ФНС так: сдирайте с них, как минимум, три шкуры. Похоже, «главный бухгалтер» решил переложить свои проблемы на нас. Впрочем, как всегда.

Известный российский экономист Михаил Хазин согласен, что Минфин действует именно таким образом.

Михаил Хазин: У него проблемы. Он объясняет, что есть экономический рост. Если имеется экономический рост, должен быть рост налогов, а налоги сокращаются. Отсюда немедленно следует вывод: он не умеет их собирать. Вот он и пытается собрать с людей больше налогов, чем они могут дать. Значит, если корова много ест и дает мало молока – ее надо реже кормить и чаще доить. Такова логика Минфина. А если она, при этом, сдохнет – ну, это в ответственности Минфина не вписано. Ну, тянут же лямку, платят налоги.

На самом деле, они во многом врут. Потому что, например, точно известно, что они сильно не добирают, а тут уже речь идет о миллиардах, а может, даже о сотнях миллиардах, если не о триллионах, с т.н. иностранных инвесторов. Есть целая куча тем, на которых можно было бы деньги собрать, а они их не собирают.

Например, по нашему гуманному законодательству, если имеет место продажа какого-то крупного объекта недвижимости — торгового центра, или еще чего-то, — то нужно платить налог. По этой причине давно уже было принято решение, что нужно продавать объект путем, соответственно, продажи доли в тех малых предприятиях, которые этим объектом владеют. Причем, на самом деле, там целая куча цепочек. Владеет этим какое-то ООО, у него есть учредители, где-то там в оффшоре. Было принято решение, что и в этом случае нужно платить налог. Иностранцы готовы. Они, вообще, в этом смысле, законопослушные. Но проблема в том, что для этого нужна инструкция налоговой службы. Которую уже много лет никто не пишет.

Нужно понимать, что наша налоговая система создавалась тогда, в 90-е годы, точно так же, как и реформа образования, и реформа здравоохранения. Все же считают, что это у нас придумано. А это пишут уважаемые западные консультанты. Причем, я подозреваю, на деньги разных спонсоров типа Сороса. А потом, когда какое-то наше министерство объявляет конкурс, правильные ребята из Высшей школы экономики или еще какого-то такого же этот конкурс выигрывают, а у них уже все готово. Поэтому совершенно неважно, сколько денег в конкурсе, они могут снижать цену хоть до нуля, — уплачено. И та структура налогов, которая у нас есть, она совершенно идиотическая. Она придумана под сырьевой придаток. То есть, она целенаправленно гробит любое сложное производство. И по этой причине, безусловно, эту систему надо менять очень сильно.

Михаил Хазин предложил принять закон о люстрации для "прихватизаторов" из 90-х

Глава Министерства финансов России Антон Силуанов. Фото: www.globallookpress.com

Сейчас действует налоговый мораторий, который ввел президент Путин. На мой взгляд, с 2019 года нас ожидает усиление фискальной нагрузки. Если послушать предпринимателей, и не только наших, за последние три года налоговая нагрузка в России выросла на 50-70%. Это происходит путем принятия новых законов, или путем изменения администрирования, или путем практической деятельности налоговых чиновников, которые себя ведут как рэкетиры.

Михаил Хазин: Мне рассказывали по прошлому году, в Московской области. Где-то в районах. Вызывается 20 наиболее крупных предприятий данного округа и им говорится: ребята, у нас план такой — мы на вас это раскидываем – будьте любезны заплатить. Если кто не заплатит, приходим с камеральной проверкой, и мало не покажется. Вопросы есть? Какое это имеет отношение к правовому государству, к развитию экономики и словам президента?

Я напомню, весь успех Ельцина был связан буквально с двумя-тремя решениями. Самое первое из них – это указ о свободе торговли. Ну, отстаньте вы хотя бы на три года от малого бизнеса. Он налогов приносит абсолютный мизер. Больше тратится на его администрирование. Отстаньте вы от людей! Если кто-то под видом малого бизнеса делает большой , их и ловите. Но большой-то бизнес поймать легче, чем малый.

Действительно, отвалите на три года от бизнеса, малого, микро, среднего. Вы не наполните бюджеты особо, вы же это знаете! И господин Силуанов, и те, кто с ним сидит в Минфине. И уже тем более, прекратите заниматься этими провокациями, я имею в виду разъяснения по налогу на имущество. Про бани, про туалеты, валежники. На днях опять появились разговоры о налоге на домашних животных. Кто и зачем это вбрасывает?

Олигархи из 90-х снова делят Россию

Между тем, важное и громкое заявление сделали экономисты Внешэкономбанка. По их данным, доходы населения страны в январе рухнули почти на 7% в годовом выражении. Напомню, ранее Росстат сообщал о нулевом росте. Непонятно, зачем врать о доходах. Росстат говорит – ноль. Их хватают за руку, им говорят: вы врете. Потому что вы в очередной раз методологию поменяли. Выходит глава Росстата: мы методологию не меняли, но там было вот это. И к концу марта мы вам сообщим всю ту схему, как мы всё рассчитали, за январь, и получили ноль. Выходит релиз Внешэкономбанка. Заметьте, институт развития, государственная корпорация. Который говорит: ребята, вы не просто обнаглели со своим враньем, вообще-то, в годовом выражении, падение почти на 7% доходов населения. Зачем врать?

Читайте также:  Михаил Хазин: западное общество требует от России стать лидером

Михаил Хазин: Все статистики, особенно государственные, врут. Причем, врут они всегда в одну и ту же сторону. Они с наилучшей стороны показывают свое правительство. Может быть, есть страны, где статистические органы независимые. У нас такое было. Потому что у нас, когда создавался Госкомстат и Антимонопольный комитет Российской Федерации, их подчинили Верховному Совету. То есть, они системно не подчинялись правительству. Они были вне рамок системы исполнительной власти. Потом была сделана попытка создать хотя бы контрольный орган при Госдуме, Счетную Палату. Но ее тоже подчинили туда же, в исполнительную власть. И по этой причине, особенно после того, как Росстат подчинили Министерству экономического развития, смешно говорить. Если они выдадут плохие цифры – их уволят.

Для чиновников существует только та цифра, которая на бумаге. Что касается ответственности всего остального, был такой старый детский анекдот про Штирлица. Который во время совещания у Гитлера входит в бункер, открывает сейф, достает документы, фотографирует и уходит. Обалдевший Гитлер спрашивает, это кто? Ему отвечает Мюллер: это советский разведчик, полковник Исаев, который штандартенфюрер Штирлиц. Почему же вы его не арестуете? — ошалело спрашивает Гитлер. – Бесполезно, мой фюрер, в следующей серии отоврется. А самое главное, отвираться-то будет не руководство Росстата.

С другой стороны, им страшно нравится быть начальниками. Ну, вы на них посмотрите, их показывают регулярно в репортажах. И они поэтому врут. А, кроме того, опять же, ответственность. Они приходят пред светлые очи – и что им говорить? «Владимир Владимирович, мы тебе опять соврали? Ты тут говорил не повышать налоги, а мы подняли. И, представляешь, из-за того, что мы еще опустили экономику, несмотря на то, что мы налоги подняли, в бюджете денег все равно не хватает. И поэтому мы перед выборами пенсионерам пенсии повышать не будем, и поднимем пенсионный возраст». Они же не могут так говорить. Поскольку начальник-то может и что-нибудь сделать.

Они поэтому непрерывно врут. При этом у них логика такая, что начальник знает точно: уволишь этого – придет такой же. А убрать системную элитную группу либеральную… Они знают точно: за нами Мировой Банк, МВФ, ВТО, Вашингтон с Белым Домом. Вашингтон с Белым Домом перестал быть за них только в январе прошлого года. Чуть больше года прошло. И, кстати, как только стало понятно, что в Вашингтоне произойдет смена караула, тут же случилась история с товарищем Улюкаевым. Никому в голову не могло прийти, что столь высокопоставленного и уважаемого человека, заместителя Гайдара, могут арестовать.

Ситуация меняется, а мы пока этой ситуации не соответствуем. То есть, нам бы надо менять политику государственную. Потому что мы видим, что происходит с Олимпиадой, что происходит в Сирии, мы видим атаку идеологическую. Я уже даже боюсь произносить слово «кокаин». Во всех этих историях пропаганда видна в каждой фразе. Я не знаю, что там было, но нам вешают лапшу. Причем, эта лапша сильно антироссийская. И она явно совершенно под предвыборную кампанию.

Михаил Хазин предложил принять закон о люстрации для "прихватизаторов" из 90-х

Кабинет министров Российской Федерации. Фото: www.globallookpress.com

Тема вранья, тема того, что наши соотечественники беднеют четыре года подряд – это ключевые темы. На которые, правда, начихать нынешним министрам из правительства. Многим реально нечего есть, нечем детей кормить. Я молчу про приличную одежду и отпуск на побережье. С высоких трибун звучат речи о здоровом и благополучном долголетии граждан России, а эти самые граждане недоедают. Или едят одну картошку с макаронами — вроде калорий достаточно, но это, с точки зрения здоровья, вещь очень неполезная. А у правительства по-прежнему нет четкого и внятного объяснения системности происходящего.

Михаил Хазин: Абсолютно очевидно: то, что происходит, во многом связано с грядущими выборами. Есть цель – убрать Путина. Объясню, почему. Обращаю внимание: атаку проводит та самая группа, которая противостояла и противостоит Трампу, это видно невооруженным глазом. И та же группа, которая поставила у нас в 90-е годы команду Гайдара-Чубайса, и все это время отчаянно ее защищала. Есть масса историй, как при попытках Ельцина чуть-чуть изменить ситуацию происходил острый ответ. Одна история с Поливановым чего стоит! Или история с попыткой назначить Глазьева председателем Центробанка.

Я скажу вам, чего они боятся. Они боятся, что Путин может изменить политику. Например, реально начать бороться с бедностью. Уже объявлено: будут готовиться новые «майские указы». Сегодня у населения ничего, кроме смеха, это не вызывает. Потому что они знают, что те люди, которые саботировали предыдущие майские указы, если они останутся – ну, о чем тогда разговаривать. Да, это всё демагогия и пустые слова. Но если уж об этом начинают говорить, значит, в глубине души понимают, что, видимо, придется менять исполнителей.

Я не идеализируют Путина. Но, при этом, я точно понимаю, что он это знает. Другое дело, что он понимает цену. Да, идти в прямую атаку против ВТО, МВФ, Мирового Банка. Нужно было дождаться, когда они объявят санкции, и после этого можно говорить о том, что мы не будем выполнять правила ВТО. А до этого мы туда вступили. Фокус в том, что это не значит, что Путин будет что-то менять. Но они боятся до безумия. Потому что, если он начнет менять, вся их группа поддержки слетит. И я не уверен, что, в рамках разговоров между Путиным и Трампом, Трамп не объясняет Путину, что эти люди, как его враги, должны уйти.

Между тем, есть еще одна весьма неожиданная новость. Хотя, почему неожиданная? В российском ЦБ работают великие мастера по инвестированию государственных валютных резервов. Их вложения приносят убытки, а не прибыль. Россия фактически доплачивает Западу за то, что держит там свои деньги.

Две цифры. -0,1% — это доходность операций российского Минфина и ЦБ. Браво, господин Силуанов, браво, госпожа Набиуллина! Вы наняли таких «умников», которые вам показали эти результаты. Другие «умники» — Норвежский пенсионный фонд — 13,7% годовых доходность. Почему так?

Читайте также:  Есть "Сбербанк", и есть все остальные: Герман Греф продолжает выводить деньги из страны

Михаил Хазин: Они позволили украсть из банковской системы, как мы знаем, больше триллиона рублей. И их теперь… компенсируют. Никто не наказан. Вы что, считаете, что они это делали без откатов? Это невозможно. Они много лет подписывали заключения годовые о том, что в банках все в порядке. Притом, что выводился капитал. Теперь смотрите, они размещают деньги. Они должны получать свою долю. Они приходят и говорят: мы даем деньги. Где наша доля, где наш откат?

Это один вариант. Вариант немножко другой — те люди, которые должны ставить свою подпись, они до безумия боятся какого-то резко отрицательного результата. Ну, разрешили они что-то купить, а оно резко упало. По этой причине они берут то, к чему претензий быть не может. Грубо говоря, ценные бумаги государственные и сверхнадежные. А поскольку у нас уже много лет мировой кризис, и капитал не воспроизводится, то ценные бумаги, которые государство выпускает, у них номинальная доходность, может быть, чуть-чуть и положительная, хотя в Германии она и номинальная отрицательная. А реальная – так точно отрицательная. Ну, вот вам и получается, усушка, утруска. Скорее всего, сочетание и тех, и других факторов.

А у норвежцев ситуация другая. Во-первых, они не берут откатов. Я убежден абсолютно. А во-вторых, там сидят ребята, которые исходят из того, что надо получить максимальную доходность, исходя из той логики, в которой они живут. И они знают точно, что, если вдруг где-то будет провал, то ругать сильно не будут. Ну, во всяком случае, какая-то ответственность прописана, и они точно знают, у них есть процедуры. Вообще, нужно заметить, что Западная Европа – это очень такой институционально-процедурный регион. То есть, они сначала прописывают процедуры, а потом ставят человека. А в нашей стране человека поставили, а процедуру забыли сочинить.

Соответственно, есть альтернативная группировка, которая хочет это место взять под себя. И она пишет донос. Потому что на Западе, если написали донос, но процедуре соответствует, то он не работает. А у нас процедуры-то нет – ну, и всё. То есть, в этом смысле, это означает исключительно одно: что людям, которые работают в Центральном Банке, почти наверняка, а) абсолютно наплевать на результат, и б) я убежден, это мое личное оценочное суждение, что они берут откаты.

Михаил Хазин предложил принять закон о люстрации для "прихватизаторов" из 90-х

Глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина. Фото: www.globallookpress.com

Хочу обратить внимание еще на одну очень важную тему. Она сверхактуальна, как минимум, до середины марта. Структуры Потанина, Дерипаски, Абрамовича договорились не закрывать сделку по продаже четырех процентов акций ГМК «Норильский никель». Свора олигархов, грызущихся из-за крупнейшего горно-металлургического актива нашей страны, вынудила общество снова обратить внимание на отдельных деятелей из прошлого столетия. Вместо того чтобы тихо владеть халявной собственностью, полученной в 90-х, эти персоны раздули полномасштабное побоище.

Больше всего поразила меня в этой битве титанов, а точнее, в продолжении залоговой аферы века, которая тянется с небезызвестного указа Бориса Ельцина, роль нового миротворца в конфликте вокруг уникального платиноида под названием ГМК «Норильский никель». Это зять первого президента России, экс-руководитель Администрации Бориса Ельцина господин Юмашев. Оказывается, еще в 2012-м году он уже выступал в подобной роли. Именно Валентин Юмашев пригласил Романа Абрамовича для усмирения господ Потанина и Дерипаски.

Михаил Хазин: Это будет продолжаться, вне всякого сомнения. Слишком ценный объект, слишком ценный актив, который будет ценен, независимо ни от чего. Вспомните, в 90-е годы самые интересными активами были банки. А сейчас самые ценные – это материальные активы. Тем более, «Норникель», в который закопано совершенно колоссальное количество денег. И инфраструктура стоит совершенно сумасшедше.

Я думаю, нас ждет очень много разных удивительных событий. Прежде всего, потому что, конечно, Потанин и Прохоров легальные люди на Западе. У Потанина есть легальные доходы, поэтому у него никто не будет отбирать его капиталы. Хотя по первоначальным операциям есть, конечно же, вопросы. Но, тем не менее, у меня есть твердое убеждение, что те изменения, которые будут происходить, может быть, достаточно быстро, может быть, уже в этом году, в мировой экономике, не только в российской, они очень сильно изменят соотношение сил и в том числе, принадлежность довольно большого количества активов.

У меня есть глубокое убеждение, что мы давно должны принять решение о том, что те компании, на балансе которых имеется российская недвижимость, земля, леса, здания, сооружения, недра, которые получили лицензии на добычу, обязаны иметь российскую юрисдикцию. То есть, они не могут быть в офшорах. Если же она находится в оффшорной юрисдикции, принимается закон. И владельцы обязаны в течение полугода перевести в российскую юрисдикцию. Если они этого не делают и говорят: это фонд, траст, еще что-то, мы деньги вытащить не можем, тогда, соответственно, эти акции конфискуются, продаются внутри России на аукционе за рубли. И все деньги, за исключением тех, которые пошли на организацию аукциона, перечисляются в этот траст. Вот за сколько, за рубли – столько и получите. Продали за 100 рублей – 100 рублей и получите. У вас была капитализация 20 миллиардов? Ничего не знаем. Это российский объект. И сделать это ничего не стоит. Это не противоречит никакому закону, и Запад будет молчать, как рыбка.

Но что делать с социальным недовольством итогами приватизации 90-х? Ведь этот вопрос по-прежнему стоит в повестке. Общество не приняло приватизацию. 80% населения категорически с ней не согласно. Абсолютно очевидно, что вернуть назад ничего нельзя, потому что нет уже тех объектов.

Михаил Хазин: Ответ здесь должен быть следующим. Это закон о люстрациях. То есть мы должны принять решение о том, что приватизация была преступным деянием с точки зрения общественных интересов. Все те люди, которые принимали в ней участие, а все бумаги сохранились, все фамилии есть, если есть ваша подпись под любым решением о приватизации, вы не имеете права занимать никакую должность пожизненно. Не имеете права получать разного рода государственные пенсии, только страховую. Не имеете права участвовать в разного рода программах, которые предполагают государственное финансирование. Если вы были бенефициаром приватизации, не только организатором, но и бенефициаром, то в этом случае вы не имеете права ни копейки получать из бюджета. Если вы являетесь акционером предприятия, участвуете в его управлении, то это предприятие не имеет права даже подавать документы на конкурс. Если это уникальное оборонное предприятие, вы должны в течение трех недель на аукционе открытом продать свой пакет. Другими словами, если вы испачкались в 90-х годах о процедуру приватизации, вы не имеете права принимать участие в общественной жизни страны ни в каком виде.

ГМК Норильский никель

ГМК «Норильский никель». Фото: www.globallookpress.com

Читайте также:  ПОРА ВВОДИТЬ МОБИЛИЗАЦИОННУЮ ЭКОНОМИКУ В РОССИИ?

«Большой Норильск» — это, действительно, уникальная ситуация. Это город. Это производство. Это инфраструктура. Туда вбухано невероятное количество денег. Я это сравниваю с компанией «Алроса». Кстати, ее снова удалось отбить от приватизации. Орешкин уже всё подготовил, но отбили. ГМК в свое время не отбили. И это продолжается. А вопросы есть. Но они все повисают в воздухе.

Михаил Хазин: Сейчас всё упирается в одно и то же: в 18-е марта, выборы президента. У меня четкое ощущение, что, поскольку все понимают, что будет очень сильное перераспределение сил,либералы очень ослабли, и их сейчас начнут рвать на части, причем, не только у нас, но и там. Еще раз повторяю: там этим будет заниматься Трамп. Он этим уже занимается. Никто не отменял политику. Если можно наехать – надо наезжать. Но только надо отвечать встречными исками. Например, если мы признаем, что приватизация преступное деяние – мы должны составить список всех лиц, в том числе западных, которые имели отношение, поддерживали, например, Ларри Саммерс или еще кто-то.

Запретить участвовать этим лицам приезжать в Россию. Они обязаны явиться к нам, мы должны провести следствие, не было ли это актом террора или диверсии. Они, конечно, не приедут. Но тогда это повод их никуда не пускать. И более того, можно ввести санкции против тех организаций, где они сейчас работают. И их сотрудников тоже не пускать. Нужно действовать, только умно.

Есть у нас такой персонаж, Герман Греф, который вложил очень серьезную сумму денег для того, чтобы лоббисты в тех же Соединенных Штатах его облагородили и «отмазали» от санкционного списка. В 90-х годах банки доминировали. Не напоминает ли вам ситуация 2018 года тогдашнюю? Кто-то вновь начинает доминировать. Кому перешел «Магнит»? ВТБ. Кому Сбербанк дал кредит под залог МТС? Евтушенкову и Ко. А ведь Греф прекрасно понимает, что господин Евтушенков может и не вернуть эти деньги. В залог ушел крупнейший пакет, фактически контрольный пакет самого большого мобильного оператора в России. Вот они, эти Грефы, Костины. Великие банкиры. Что тогда, что сейчас.

Михаил Хазин: Если принимается закон о люстрациях, Грефа нигде быть не может вообще. Он был заместителем председателя питерского КУГИ – Комитета по управлению госимуществом. Пускай пишет на себя заявление. Если принимается такой закон, и Сбербанк, и ВТБ – это государственные корпорации. Если нам не нравится, как они управляются, мы можем заменить любого из вас. Это не проблема. Да, формально Сбербанк — акционерное общество. Но контрольный пакет у ЦБ, и в этом смысле – это вообще не проблема. На следующем решении принимается изменение в Устав, в соответствии с которым все ключевые позиции назначаются главным акционером. И всё. А дальше, кому не нравится, кто не спрятался – я не виноват. Было бы желание. Если государство проявляет волю в этой ситуации – проблемы нет вообще.

Мы так часто вспоминаем всуе Дональда Трампа, что, наверное, стоит обратить внимание на события, которые происходили как раз в Соединенных Штатах Америки. И имеют они серьезные последствия для всей мировой экономики. Речь идет о первом выступлении нового главы американского Федрезерва в Конгрессе США. Джером Пауэлл заявил, что регулятор может продолжить постепенное повышение процентных ставок на фоне сохранения благоприятных перспектив экономического роста. Тогда как недавний всплеск волатильности на финансовых рынках не должен оказать давление на экономику США. Где на самом деле Америка сейчас находится? Есть ли восходящий тренд, о чем говорит Трамп?

Михаил Хазин: Экономика США падающая. Но дело в том, что есть одна тонкость. Налоговая реформа Трампа превратит экономику США в пылесос. Потому что доходы корпоративные будут сильно выше, чем в других местах. И по этой причине все свободные капиталы побегут туда. Будет, соответственно, приток денег. Процесс уже идет. Более того, он начался еще до того. Потому что все всё понимали. И по этой причине у них, может быть, и будет некоторый локальный рост, но он будет на фоне усиления спада в других регионах мира, прежде всего, в Евросоюзе. Это по Евросоюзу удар сильный. Еще Япония пострадает, Китай, скорее всего, Индия, может быть. Хотя Индия – это вещь в себе, я ее не настолько хорошо знаю. Но проблема в другом. Накопленный долг. Если будет расти ставка – они ее должны поднимать, потому что им надо повышать доходность капитала. Сегодня она отрицательная, что мы видим на примере вложения наших денег.

По этой причине, если ставку повышают, становится труднее обслуживать накопленный долг. Убрать его нельзя. Или же надо объявлять дефолты, и тогда сыпется вся институциональная структура финансовая. То есть банки, страховые компании и прочие структуры, те, которые стояли за спиной Клинтон и наших либералов.

Если ставка будет расти, будут объявляться частные дефолты сначала, и физических лиц, домохозяйств, и корпоративных, и финансовые. Но суверенного дефолта не будет. Суверенный дефолт в национальной валюте могут объявить только российские реформаторы, как это было в 98-м году. Больше никто такого не делал, это невозможно. Потому что вы всегда можете свои деньги напечатать, сколько угодно. Но проблема в том, что тогда еще реформаторы, в 98-м году, хотели усилить своих и ослабить тех, кто вырос независимо от них. Такая у них была задача. Ликвидировать конкурентов, которые посмели вырасти независимо от них.

Посмотрим, как будет развиваться ситуация. По крайней мере, у Федерального резерва новый глава. И очевидно, что ставка будет расти. Вроде как началась даже репатриация капиталов. И я согласен с господином Хазиным по поводу долларового пылесоса. Колоссальное размещение US Treasures заявлено и уже осуществляtтся. Возможно, рванет. Возможно, пронесет, но рванет чуть позже. Что лучше в этой ситуации, сейчас или потом – не знаю. Мне кажется, на этот вопрос сейчас никто ответить не может.

 

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.