Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Кредита: это лекарство или яд?

Вазген Авагян. О сущности кредита: это лекарство или сладкий яд для экономики?

Возникновение кредита как особой формы стоимостных отношений происходит тогда, когда стоимость, высвободившаяся у одного экономического субъекта, какое-то время не вступает в новый воспроизводственный цикл. Благодаря кредиту она переходит от субъекта, не использующего её (кредитор), к другому субъекту, испытывающему потребность в дополнительных средствах (заёмщик).

Если у одного крестьянина много зерна, а другому нечем поле засевать, то они вступали в отношения кредита. Семена поступали от того, кому поля не хватало под них – тому, кому нечего сеять. Взяв мешок зерна, должник обязывался вернуть с урожая 2, 3, 5 мешков. И это было разумно, потому что лучше отдать часть урожая, чем совсем остаться без него…

Это – реальный кредит.

Если вы не умели производить компьютеры и вам завезли в долг оборудование, специалистов-консультантов, чертежи и учебные пособия – это передача реальной стоимости. Такие кредиты брал Сталин – машинами, механизмами, технологиями и т.п.

Но если вам дали деньги, чтобы вы добывали нефть на вашей же собственной территории – зачем вам такой «дар данайцев»? Ведь вам же не качалку для нефти привезли, а просто условные бумажки…

Недра ваши, работники ваши, техника ваша – а условные знаки расчётов чужие… А зачем вам чужие бумажки? Вы сами считать не умеете или печатный станок у вас сломался?!

В такой схеме речь и идёт об экономическом убийстве, орудиями которого становятся валютные кредиты и иностранные инвестиции.

В сущности валютное кредитование предстаёт системой вовлечения туземных элит в разграбление планеты Западом.

Читайте также:  КОНСТАНТИН СЕМИН. «ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА» – ЭТО УКРАДЕННЫЙ ТРУД ДЕДОВ И ОТЦОВ

При этом туземные элиты, вступив в сговор, решают свои личные потребительские проблемы, а Запад – свои геополитические и геоэкономические задачи. Цель – скупить всю Землю за ничто (за условные значки, печатающиеся бесконтрольно), чтобы альтернативным силам стало попросту негде хозяйствовать.

Точно так же, как безземельный крестьянин вынужден соглашаться на любые условия латифундиста, страна без собственной экономики вынуждена соглашаться на любые условия своих кредиторов или инвесторов. Получается сделка, в которой все условия определяет одна сторона без согласования с другой. Причём сторона, имеющая явный собственный интерес…

 

В разоряемых странах периферии нарастает разруха и нищета – потому что всё заработанное тратится уже не на тех, кто работает, а на уплату процентов по долгам. То есть простой гражданин уже работает не за деньги, а отрабатывает долг, сделанный не им. Потому эта работа не приносит никакого достатка. Труда много, напряжение запредельное – а жизнь не становится лучше, даже наоборот…

В большинстве случаев валютные кредиты не задействуют никакие дополнительные ресурсы, а просто заранее покрывают часть запланированного ущерба вам и вашим близким. Из вас собираются с мясом выдрать 100 долларов – а перед этим дают вам 50. Вы отдадите и эти 50, которые брали на время, и ещё 50 собственных – которых вам кредитор не давал. Так в чём же смысл такой безумной сделки?

Смысл лишь в одном: берут и пользуются одни – отдают и страдают другие.

Это такая сумасшедшая «ипотека», в которой квартиру получает тот, кто не платит, а тот, кто платит – не получает ничего. Вороватые туземные элиты охотно подставляют своих соплеменников под такие схемы, точно так же, как африканские вожди племён XVIII века продавали европейцам чёрных рабов в обмен на бусы, тряпки и «огненную воду»…

Читайте также:  Сергей Глазьев оценил майский указ Путина: Все по силам, но есть одна проблема

Кредит может быть плодотворен в эпоху бурного развития индустрии. То есть когда выход от запуска новых производств выше, чем кредит со всеми процентами. Тогда хватает доходов и с кредитором расплатится – и самому себе вдоволь оставить.

Но где он, этот бурный рост реального сектора в наши дни? Его нет даже в ядре капиталистической системы, не говоря уж о конченых доходягах с её периферии! Кредиты берутся вовсе не на развитие реального сектора (который просто незачем развивать в условиях снижающегося спроса на его продукцию) – а на «поддержание штанов». Трудно ли понять, что «штаны» становятся год от года всё тяжелее?

Когда бум кредитования совпадает со спадом индустриализации, всем очевидно, что отдавать придётся недрами, суверенитетом, рабством будущих поколений и собственным здоровьем. Хотя и при росте индустрии не вполне понятно – почему он должен опираться на бумажки внешних заимствований, а не на собственную финансово-кредитную сферу? Почему бесконтрольно печатаемые доллары вливать в экономику можно, а самим напечатать рубли – нет?

 

Однако поставленный вопрос теоретический: странам капиталистической периферии индустриальный рост не грозит, никто не хочет и не даст им развивать собственное производство, выходя из роли источника сырья и рынка сбыта для западных корпораций.

Например если Запад не знает, куда девать огромное количество производимых сковородок с антипригарным покрытием и без оного – зачем же ему производство аналогичных сковородок в РФ или Армении?

Экономист обязан понимать: дополняющего производства в мире больше нет. Осталось – только вытесняющее. На мировом рынке не востребован никакой ваш труд кроме рабского труда по добыче сырья вашей же территории. Сырьё уходит господствующим корпорациям на обработку, а вашу зарплату они стремятся минимизировать всеми средствами, видя в ней свои издержки.

Читайте также:  К чему стадам дары свободы... Восстановление смыслов

И если валютный кредит в условиях бурного роста реального сектора – спорное явление, то в условиях сокращения производства он однозначно вредоносен. Суть его сводится к тому, что вам наносят ущерб, который покрывают заранее, но не в полном объёме. А по итогам у вас всё время отнимают больше, чем дают. В итоге кредитор всё время повышает свой уровень жизни, а ваш уровень жизни – неуклонно снижается.

Агентурой кредитора выступают туземные коррупционеры, злоупотребляющие своим служебным положением, чтобы решить вопросы личного обогащения за счёт предательства интересов собственного народа.

Вывод кратко: современные валютные кредиты являются предварительным погашением части нанесённого ущерба.

Чем выше уровень валютного (иностранного) кредитования – тем больше ущерб и разруха в стране. Не приходится удивляться, что Международный валютный фонд (МВФ) получил имя «экономического убийцы».

Его подачки – в сущности взятка вороватым начальникам в личный карман за получения права на грабёж населения.

 

Источник: https://publizist.ru/

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Mission News Theme от Compete Themes.