Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Корпоративная логика силовых структур

По делу о пытках в саратовской тюрьме последовал первый арест. Правда, заочный — и арестовали разоблачителя, Сергея Савельева, который передал правозащитникам «пыточные» видео, по статье УК о неправомерном доступе к охраняемой законом компьютерной информации. Получается сюрреалистичная картина — закон охраняет информацию о преступных действиях. Понятно, что Савельева, покинувшего территорию России, никто не выдаст — если только он не окажется на территории Беларуси, что весьма маловероятно. Но это означает, что он в обозримом будущем не сможет вернуться в Россию, а российские силовики будут продвигать данные о нем в базу Интерпола и требовать его ареста и экстрадиции. Что, опять-таки, не приведет к выдаче, но может доставить немало хлопот, связанных с проверками.

Причем эта история произошла после того, как уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова назвала Савельева смелым человеком. И заявила, что он нужен как главный свидетель «для расследования возбужденных дел» и «для глубокого, всестороннего, объективного наказания виновных». Но свидетеля заочно не арестовывают, а, наоборот, дают ему всяческие гарантии защиты. Таким образом возобладала корпоративная логика силовиков, которая заключается в том, что любые публичные разоблачения недопустимы, вне зависимости от степени достоверности. Если обнаружил преступление — обращайся к соответствующему начальству, не поднимая шума. Разумеется, на свой страх и риск — вдруг само начальство давно в курсе.

Корпоративная логика по определению свойственна любой силовой (и не только силовой) структуре — никто добровольно не согласится на гражданский контроль и поощрение информаторов. В США, которые в России любят упоминать, когда речь идет о законе об иноагентах, силовая корпоративная логика преодолевалась непросто — и, в первую очередь, через независимый суд, который в 1973 году оправдал аналитика Пентагона Даниэля Эллсберга, передавшего в «Нью-Йорк таймс» секретный доклад о вьетнамской войне. Судья тогда сказал, что действия власти по сбору доказательств против Эллсберга «оскорбляют чувство справедливости». «Тюремная» же корпоративная логика преодолевалась и в массовой культуре (фильм «Побег из Шоушенка»), и в конкретных делах. Самый яркий пример — наказание тюремщиков из Абу-Грейб, о котором также много говорили в России.

Алексей Макаркин, политолог

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.