Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Как предатели уничтожали «Арзамас-16»

Михаил Панюков.

России надо срочно выйти из Договора по запрету испытаний ядерного оружия, иначе ответного удара может не получиться.

По телеканалу «Россия-1» прошел сериал «Бомба», посвященный ученым, разработавшим в СССР атомное оружие. Увы, вместо великой истории создания ядерного щита родины, пусть и с элементами художественного вымысла, получилась очередная псевдоисторическая клюква. На премьеру резко отреагировал  бывший сотрудник ядерного центра «Арзамас-16» Иван Никитчук. Связавшись с ним, мы узнали историю чудовищного предательства, которая разворачивалась у него на глазах.

Ядерный центр «Арзамас-16» на момент появления был самым секретным объектом в СССР. Еще бы, ведь в нем решалась судьба страны — вопрос жизни и смерти десятков миллионов советских людей. Создали его в 1946 году, после американской бомбардировки Хиросимы и Нагасаки.

Именно в «Арзамасе-16» была создана наша первая атомная бомба, успешно испытанная на Семипалатинском полигоне в августе 1949 года. Это событие трудно переоценить, как и подвиг советских ученых. Неудивительно, что доктор технических наук Иван Никитчук, который крепил оборону нашей страны в «Арзамасе-16» с 1969-го по 1995 год, очень болезненно отнесся к появлению сериала такого качества.

— Зрителю с самого начала фильма вдалбливают, что большевики всех гениальных людей сажали в лагеря за пустяки, но когда им становилось невмоготу, они не прочь были воспользоваться их услугами, — с возмущением высказался он в Сети.

Никитчук подробно указывает на многие нелепицы сериала. Однако больше всего зацепило упоминание ученого о том, как в 90-е годы в угоду США уничтожалось сверхсекретное производство, создаваемое в течение десятков лет.

Иван Никитчук обличает изменников
Иван Никитчук обличает изменников. Фото: © РИА «Новости»

Друзья с удостоверениями ФБР

— В 90-е годы уникальные специалисты в оборонной сфере вдруг оказались государству не нужны, — вспоминает Никитчук. — Доктора наук и даже академики обедали в столовой в долг, потому что не было денег. Дошло до того, что ученые стали выходить к Государственной думе, требуя зарплату. Причем не только «Арзамаса-16», но и другого секретного центра — «Челябинска-70». Такого позора отечественная наука еще не видела. А в середине 90-х в «Арзамас-16» пустили американских  физиков-ядерщиков.

— Удивительно, я читал, что когда туда приехал Егор Гайдар, его не допустили к осмотру ядерного арсенала, поскольку он был не премьер-министр, а всего лишь исполняющий обязанности.

— Так и было, пока из Москвы не пришла новая установка. Для американцев режим секретности был снят, они ногой туда двери открывали. В 1995 году я избрался народным депутатом, но плотно общался с бывшими коллегами. Один из них мне рассказывал: «Представляешь, наклоняется человек шнурок завязать, а у него из кармана выпадает удостоверение ФБР!»

— Но ведь это государственная измена!

— Конечно, измена. Но это было бы невозможно без указания с самого верха. Наши ученые и многочисленные опыты по заказу американцев проводили. Один из них в одиночку, что категорически запрещено, по заказу американцев работал с малыми объемами плутония. В результате небрежности одна деталь упала на другую, произошел мощный выброс радиации. Ученый умер через день.

— То есть он погиб не ради родины, а ради наживы.

— Я бы не стал употреблять слово «нажива», тут речь шла о выживании. У всех были семьи, дети, их надо было кормить. Американцы же охотно давали деньги не только на то, чтобы узнать наши секреты. Они еще очень боялись, что наши ученые расползутся по враждебным США странам типа Северной Кореи. Все это более чем окупилось. Теперь американцам известна вся информация о ядерных испытаниях СССР за несколько десятилетий.

— В своей статье вы упоминаете уничтожение уникального завода.

—  Да, был уничтожен серийный завод «Авангард». Он производил первичные заряды для запала термоядерной реакции, которые создавали необходимое давление и температуру для взрыва. Я возмущался, даже выступал в городе, чтобы это предотвратить. За это на меня нападал Юрий Завалишин, тогдашний руководитель «Арзамаса-16»: «Вы не понимаете! У нас сейчас разрядка, американцы — наши друзья!» За такой подрыв обороноспособности страны янки нам от щедрот отвалили 30 миллионов долларов.

— А кому конкретно пошли деньги? 

— Может быть, часть из них ушла Завалишину, но у меня нет доказательств.  Возможно, московское начальство руки погрело. Но даже если все до цента  пошло в казну, это просто предательство! Такой завод стоит миллиарды, а безопасность страны — как ее оценить?  Неудивительно, что курировать процесс приезжал лично посол США Александр Вершбоу. Ныне он заместитель генсека НАТО, постоянно говорит про «агрессивную Россию».

«Циркон» долетит, но не поразит

— Когда закончился этот беспредел?

— При Владимире Путине ситуация начала выправляться, примерно к 2006 году было налажено стабильное финансирование. Хотя инерция того предательского времени оставалась и в нулевых. Мне с коллегами, к сожалению, не удалось предотвратить передачу американцам за 12 миллиардов долларов 500 кг оружейного урана, это просто даром. Договор был подписан еще Альбертом Гором и Виктором Черномырдиным в ельцинское время.

— А сейчас ситуация с ядерными арсеналами хорошая?

— Вроде бы Российский федеральный ядерный центр функционирует нормально. Но… Понимаете, нужно быть на сто процентов уверенным в том, что заряды в рабочем состоянии. А для этого необходимо проводить хотя бы натурные испытания малой мощности. Но их нет. Кто может поручиться, что заряды взорвутся? Особенно это касается новых разработок. У нас же, как известно, существует всеобщий запрет на ядерные испытания, который был принят на Генеральной ассамблее ООН в 1996 году.

— Но ведь и американцы не имеют права проводить испытания.

— Они этот договор так и не ратифицировали, в любой момент могут из него выйти. И если мы говорим,  что с помощью компьютерного моделирования можем определить, взорвется или нет, такая схема сработает или этакая, то надо понимать, что по скорости расчетов мы на два порядка американцам уступаем. В то время как мы можем один вариант просчитать, они просчитывают сто. Мы много говорим о цифровизации, но наша вычислительная техника, к сожалению, очень сильно отстала, устарела.

— Погодите, а как же наше супероружие «Циркон», которого нет у США?

— «Циркон» — это замечательно, но это средство доставки.  Оно, может, и долетит, но произойдет ли поражение цели? Поэтому я считаю, что нашему руководству нужно серьезно задуматься о том, чтобы как можно скорее выйти из этого договора.

Имей в виду

  • Договор о всеобщем запрете ядерных испытаний, помимо США, также отказались ратифицировать  Китай и Израиль. А «молодые» ядерные державы — Пакистан, Индия и КНДР — вообще его не подписали.
  • Источник

Mission News Theme от Compete Themes.