Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Юрий Поляков: Я вспоминаю своё советское детство с тёплым сердцем

— Так и хочется пошутить — отчего это вы, Юрий Михайлович, «впали в детство»? Но кроме шуток: почему?

— Человеку свойственно вспоминать детство, а с возрастом все чаще. Нет, наверное, ни одного стоящего писателя, который не оставил бы нам рассказов или повестей о начальной поре своей жизни. Я не исключение.

— Книга «Совдетство» уже не первую неделю возглавляет в столице топ продаж. Это результат имеющегося в обществе тренда «ностальгия по СССР»?

— Отчасти — да. Советские годы — это не рассказанное, а то и откровенно оболганное время. К сожалению, у нас расцвел особый жанр, которой я бы назвал «злобное антисоветское фэнтези». В премиальных галлюцинациях иных авторов уже и пионерские лагеря стали местом, где у детей буквально пили кровь коммунисты-вампиры. Стыдно читать! Я же вспоминаю свое советское детство с теплым сердцем. Видимо, это и привлекает.

— Вы вошли в литературу как автор остросоциальных произведений — одно «ЧП…» чего стоит. Сейчас, во всех последних ваших работах, отчетливо прослеживается мемуарность. Почему вас все чаще тянет к себе советское прошлое во всех его проявлениях?

— Мемуарность есть у любого автора, ибо литературу писатель может создавать только из своей жизни. Иного материала просто нет. Другой вопрос — соотношение реальности и вымысла, а также способ их сосуществования в тексте. Да, пожалуй, в «Веселой жизни» и «Совдетстве» доминирует минувшая реальность, причем тщательно реконструированная. Но любая реконструкция субъективна. Разве облик Ивана Грозного, воссозданный Герасимовым по черепу, это и есть сам великий государь? Нет, конечно…

— Хорошо, немного о другом. Не могу не спросить: как вы, автор пьес, которые шли во МХАТе и затем были изъяты из репертуара, относитесь к последним событиям в этом театре?

— То, что происходит во МХАТе имени Горького, вызывает оптимизм. После прихода нового директора Владимира Кехмана стремглав ушел горе-худрук Бояков, едва не погубивший лучший традиционный театр России. Татьяна Доронина вернулась к духовному и художественному лидерству в театре, которому отдала более тридцати лет. Она уже попросила у меня на прочтение новую пьесу «В ожидании сердца». Объявлено, что репертуар доронинского МХАТа будет возвращен зрителям, которые, кстати, и стали, пожалуй, главными инициаторами возвращения Дорониной. Объединившись, они своими протестами буквально вынудили власть пойти на попятную. Это ли не гражданское общество? У меня до прихода «зондеркоманды» успешно, даже на аншлагах шли там четыре пьесы: «Контрольный выстрел» , написанный в соавторстве с Говорухиным, «Золото партии», «Грибной царь» и «Как боги…» — в постановке Дорониной. Их не просто сняли из репертуара — были сожжены декорации, что превращает восстановление спектакля в дорогостоящее предприятие. Откуда, спросите, такое варварство? Объясню. Во-первых, я давний, как прежде говаривали, идейно-эстетический оппонент Боякова и Прилепина, следы нашей жесткой полемики легко найти в периодике. Во-вторых, я с самого начала выступал в прессе против хамского отстранения Дорониной от руководства театром. Они сквитались, а заодно убрали нежелательного конкурента, ведь те опусы «драмкружка при психбольнице», которые они вытаскивали на сцену, зритель невольно сравнивал бы с моими спектаклями. А так и сравнивать не с чем. По сути Бояков и Прилепин вели себя, как тот пресловутый «репертком», который так ненавидел Булгаков…

— Последнее: вы редко «простаиваете». О чем пишете сейчас?

— Пишу продолжение «Совдетства». Обо всем подробно расскажу тем, кто придет 25 ноября, в четверг, в Большой зал Дома литераторов в 19:00 на мой авторский вечер. Поговорим. Подпишу книги. Главу из «Совдетства» прочтет заслуженный артист России Олег Царев, а советские песни прозвучат в исполнении знаменитых музыкантов Константина Тарасова и Александра Скляра. Жду!

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.