Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Изнанка пенсионной реформы

Пенсионная реформа, которую анонсировало правительство России и поддержала в первом чтении Государственная дума, должна была вызвать бурные дискуссии в обществе, но не вызвала. Оказалось так, что впервые за многие годы общество практически целиком сплотилось против решения властей. Ряд СМИ, чиновничество, депутаты по долгу службы, конечно, защищают «непопулярные меры», но более 80 % населения – по самым скромным результатам опросов – за отмену нововведений. Против повышения пенсионного возраста выступили и все без исключения оппозиционные партии. «Совершенно секретно» разбирался, кто продавливает пенсионную реформу в России и почему повышение пенсионного возраста – это плохая идея.
На пленарном заседании Государственной думы 24 июля от фракции «Справедливая Россия» выступил депутат Олег Шеин и жестко, а главное, аргументированно раскритиковал реформу.
«Нам говорят о том, что скоро на одного работника будет приходиться один пенсионер, однако, по мнению Росстата, так не будет ни в ближайшие пять лет, ни в ближайшие десять лет, ни в ближайшие 20 лет. И если в текущем году доля работников в стране – 55 %, то в 2036 году она составит 54 %. То есть демографическая ситуация не катастрофична».
ТАК ЛИ ПЛОХО С ДЕМОГРАФИЕЙ? 
На подходе поколение беби-бума двухтысячных, и в ближайшие годы никакой катастрофы на рынке труда не предвидится.
«Нам говорят, что экономика чего-то там не вытянет. Напомню, что в России доля издержек на пенсионное обеспечение по отношению к экономике – 7,5 %, в то время как в Португалии и Польше – порядка 14 %, и причина только в том, что российский работник недополучает за свой достойный труд заработную плату. Поэтому никакой избыточной нагрузки по отношению к экономике не существует».
Олег Шеин приводит демографические данные Росстата и делает вывод:
«Миллион сто тысяч – это запланированная безработица следующего года. Через два года – два миллиона, к средине 2020-х годов – порядка пяти миллионов, а к концу реформы – 14 миллионов дополнительно безработных граждан Российской Федерации. Могут сказать, конечно, что мы не учитываем число создаваемых рабочих мест. Давайте посмотрим следующий слайд по создаваемым рабочим местам. Данные Росстата, разница между создаваемыми и ликвидируемыми рабочими местами: 2009 год – минус 1,5 млн, 2010 год – минус 357 тыс., 2011 год – минус 188 тыс., 2012 год – минус 149 тыс., 2013 год – минус 214 тыс., 2014 год – минус 442 тыс. рабочих мест, 2015 год – минус 940 тыс., 2016-й – минус 480 тыс. и 2017-й – минус еще 322 тыс рабочих мест. То есть независимо от того, кризис или подъем, число рабочих мест сокращается».
Действительно, рост пенсионного возраста уместен, когда на рынке труда возникает дефицит кадров, когда молодежь активно подпирает ветеранов, а зарплаты растут до небес, потому что работники могут диктовать условия работодателям. Такая картина наблюдалась в России во время экспоненциального роста 2003–2007 годов, но с тех пор предложение рабочей силы стабильно превышало спрос. Никто не отменял и автоматизацию труда – не надо думать, что Россия вне общемирового тренда. Да, в Южной Корее на 10 тысяч работников приходится 531 промышленный робот, а в России всего три, но это только вопрос времени. Утопия «вкалывают роботы – счастлив человек» не за горами, но о счастье мы поговорим позже.
Характерно, что ни одного возражения по существу на грамотное и своевременное выступление Олега Шеина не последовало.
КТО… ЭТО ПРИДУМАЛ? 
Представители российского правительства стеснительно помалкивают об инициаторах реформы. Между тем они не скрываются. Это сотрудники Международного валютного фонда (МВФ), по большей части – американцы. Именно они весной 2017 года побывали с инспекцией в России – и в июне опубликовали список рекомендаций для нас.
Стиль работы МВФ известен. Эта уважаемая организация приходит в страны, которым очень нужны деньги, и под условием выдачи дешевых кредитов раздает команды по либерализации экономики. Так было и в России начала девяностых, когда население поставили на грань выживания. Либерализация по-эмвээфовски выглядит везде одинаково: сворачивание социальных программ (в России уже ввели «проверку нуждаемости для социальных пособий), повышение пенсионного возраста, вывод бизнеса из тени, жесткая налоговая политика.
МВФ действует на всей территории бывшего Советского Союза. И нам говорят, что на всем этом пространстве уже подняли пенсионный возраст, одни мы живем по советским стандартам. То есть откровенно лгут: к примеру, на Украине, где продолжительность жизни выше, чем в России (!), на пенсию выходят и продолжат выходить в том же возрасте, как и в Советском Союзе. Да, с 2028 года там планируют поднять планку необходимого трудового стажа, но это гораздо более мягкий вариант, чем принятый в России жесткий удар по схеме «65/63». Украине, в отличие от России, очень нужны деньги, которые МВФ готов ей дать при условии проведения пенсионной реформы – но Верховная рада почему-то противостоит давлению куда жестче, чем Государственная дума России. Депутат этой Думы Евгений Федоров («Единая Россия»), пародоксально, голосовал за правительственный законопроект. При этом честно признал в разговоре с Юрием Пронько (телеканал «Царьград»), что документ о реформе подготовлен в Международном валютном фонде.
Ау, а как насчет суверенитета?!
В МВФ, понятное дело, не стесняются. Вот цитата из базовых принципов организации:
«МВФ наблюдает за международной валютной системой и следит за экономической и финансовой политикой своих 188 государств-членов. Эта деятельность известна как «надзор».
И отказаться от этого надзора Россия не может:
«На МВФ, с другой стороны, возлагается обязанность: i) осуществлять контроль над международной валютной системой для обеспечения ее эффективного функ­ционирования; ii) контролировать выполнение каждым государством-членом его обязательств в отношении проводимой политики».
В чем конкретно может состоять это выполнение? Вот цитата из доклада МВФ о России 2017 года:
«Хотя утверждение пенсионной реформы может произойти только через некоторое время после президентских выборов, они (официальные органы России. – Прим. ред.) обсудили три набора мер, которые могут быть рассмотрены: i) повышение и выравнивание установленных в законодательстве пенсионных возрастов; ii) уменьшение пенсионных пособий в случае раннего выхода на пенсию; iii) сокращение пенсионных выплат для пенсионеров, не достигших обязательного пенсионного возраста».
Кроме того, МВФ требовал снижения страховых взносов до 22 % (с 30 %) и роста НДС до 22 % (с 18 %), что привело бы к большему наполнению государственного бюджета при снижении финансирования внебюджетных фондов.
Тут надо пояснить, поскольку вопрос также имеет отношение к пенсиям. Федеральный бюджет, который планировалось дополнительно наполнить, можно использовать на любые нужды по решению Думы и правительства, а внебюджетные фонды (пенсионный, социального страхования, обязательного медицинского страхования), которые МВФ хочет сократить, – строго на социальные нужды. Но все же общая нагрузка на население выросла бы не настолько сильно, как при «компромиссном» варианте – поднять НДС и не трогать соцвзносы. То есть там, где Правительство России правит указания МВФ, оно делает это не в пользу собственного населения.
Почему же мы следуем указаниям, которые отнюдь не везде приводили к успехам? Далеко ходить не надо – разрыв в уровне жизни между Западной и Восточной Европой сейчас никак не меньше, чем при крахе Берлинской стены и развале Совета экономической взаимопомощи. Экономический крах Югославии перед войной, трагедия погрязшей в бедности и наркокартелях Мексики, кровавые события в Руанде – результат слепого следования правительств рекомендациям МВФ. Почему мы выбрали тот же путь? В отличие от всех этих стран, Россия никак не нуждается в кредитах, напротив – активно их раздает.
Нам представляется, дело в банальной человеческой неуверенности рулевых российской экономики. Они осознают свою некомпетентность, боятся действовать на свой страх и риск, предпочитают довериться рекомендациям опытных людей. Запрещая себе задумываться о мотивации этих, безусловно, весьма квалифицированных экономистов.
В отличие от них Президент России Владимир Путин прекрасно понимает цену американских советов – не зря он заявил, что ему не нравится ни одно из предложенных решений пенсионного вопроса. Вопрос лишь в том кто бы донес президенту, что этого вопроса пока что просто не существует? Что рост пенсий на тысячу рублей не стоит нищеты миллионов безработных «полустариков»?
На эту тему хорошо высказался доктор экономических наук, профессор МГИМО, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов:
«Перед нами попытка решать какие-то социальные проблемы за счет самого населения – и не только социальные, но и экономические, и военные. Но как мы дошли до того, что возникла необходимость повышать пенсионный возраст? Это связано с тем, что происходила и продолжает происходить деградация экономики. А когда, например, на предприятии происходит деградация, руководители первым делом выясняют, кто виноват. После этого следуют меры – либо карательные, либо хотя бы административные. Но у нас те же самые люди, которые довели страну до состояния «Денег нет, но вы держитесь». Так что деградация экономики будет происходить и дальше независимо от перманентной пенсионной реформы.
У Оруэлла в «Скотном дворе» вся наша пенсионная реформа уже описана. Сперва пожилым животным выделили отдельные поля для выпаса, но потом, когда захватившие власть свиньи пристрастились к пиву, они отобрали эти угодья и засеяли их ячменем».
ДОБРЫМ СЛОВОМ И РЕВОЛЬВЕРОМ
Понимая слабость своей позиции, пенсионную реформу власти намерены насаждать силой – но мягкой силой. С одной стороны, разрешаются митинги против повышения пенсионного возраста, с другой – готовятся репрессии против тех, кто планирует омолодить рабочий коллектив.
Возрастная дискриминация на рынке труда существует и будет существовать независимо от законов и наказаний: несколько показательных порок предпринимателей ничего не изменят. В большинстве случаев пожилой человек объективно менее энергичен, не так внимателен, быстрее устает. Обычные возрастные изменения, почти все начинают их ощущать уже к сорока годам (кто-то раньше, кто-то позже), но до определенного момента они компенсируются накопленным опытом. Однако годы неумолимы, и постепенно слабости начинают одолевать и самого несгибаемого человека. Кроме того, прогресс идет вперед, а, как говорят охотники, «старую собаку трудно научить новым трюкам».
В Минтруде, чтобы спасти ситуацию, выступили с предложением «проработать вопрос об уголовной ответственности для работодателей, увольняющих сотрудников перед выходом на пенсию». Расхожая фраза, слетевшая однажды с уст Аль-Капоне, «доброе слово и револьвер могут больше, чем просто доб­рое слово», конечно, во многом верна, но как-то не хочется применять остроту американского гангстера к взаимоотношениям правительства и общества. Ибо если в первом чтении на сцене появляется револьвер, при внедрении закона в жизнь он неизбежно выстрелит. И мы даже в курсе как. Математики знают, что доказательство от противного часто является самым эффективным способом аргументации. Прибегнем к нему. Положим, мечты Минтруда сбылись, и большинство «не совсем пожилых» людей в возрасте 55–65 лет действительно будут работать дольше, чем предполагали, – до самой новой пенсии; пусть их количество будет измеряться в миллионах, а по Шеину, и в полуторах десятках миллионов. Тут же автоматически замедлятся карьерные лифты, снизится чис­ло вакансий для молодежи. Несколько миллионов юных безработных – не только выпускников вузов, но и брутальных «детей улиц» – молодежная безработица автоматически влечет за собой рост преступности, особенно когда в телевизоре постоянно пропагандируются общество потребления и красивая жизнь. При этом полиция давно отвыкла эффективно предотвращать элементарный «гоп-стоп» или хотя бы ловить любителей легкой наживы, о чем знают и преступники, и их жертвы. Так что шанс найти и покарать в большом городе грабителей, отнявших у пожилой, работающей после 55 лет женщины сумочку, практически равен нулю. Рост пенсионного возраста приведет к настоящему беспределу на улицах в стиле самых страшных городов Мексики или Руанды.
ВМЕСТО РЕФОРМЫ
Чтобы предотвратить «коллапс Пенсионного фонда», для начала надо назвать и наказать виновных в нехватке денег на социальные нужды. Хотя бы для того, чтобы следующим «операторам пенсионных средств» было неповадно. Далее для нормализации рынка труда необходимо предпринять следующие шаги.
Остановить иммиграцию. Укреплять нам надо не западные границы, о неприступности которых бодро рапортует Мин­обороны. Это направление мы укрепили донельзя еще в первые послевоенные годы. Укреплять и защищать надо южные и юго-восточные границы. Неконтролируемый приток мигрантов является серьезнейшей проблемой, позволяющей работодателям демпинговать на рынке труда. При этом российские власти, чтобы унять антимигрантские настроения, несколько лет назад сознательно обманули граж­дан, объявив о запрете въезда из Средней Азии только по загранпаспортам. А ведь во всех странах бывшего СССР, кроме России и Украины, внутренний паспорт и заграничный – это один и тот же документ, так что никакого ограничения миграции не произошло.
Именно благодаря мигрантам средняя доля заработной платы в себестоимости продукта у нас одна из самых низких в развитых странах (подробнее об этом читайте в этом же номере в статье «О НАЛОГАХ И ЦЕНАХ»). А серьезного контроля за мигрантами и их работодателями как не было, так и нет.
Самая большая и самая богатая ресурсами страна мира зарабатывает более чем достаточно для обеспечения всех своих пенсионеров с любого разумного возраста. Но основные активы России хранятся за рубежом – то в американских долговых бумагах, то в обязательствах иностранных банков. Многие крупные российские компании формально принадлежат разнообразным, главным образом кипрским, фирмам-прокладкам, что тоже облегчает вывод средств из страны (закон о «русских офшорах» едва ли приведет к массовому возвращению капитала). Между тем деньги – кровь экономики. Средства, которые можно пустить на длинные дешевые кредиты для своих предпринимателей, крутятся в тех самых странах, которые ввели против России экономические санкции. Не парадоксально ли? Китайцы на Дальнем Востоке получают кредиты под нулевой процент из Пекина. Наши фермеры – под 15–20 % от местных банков. Угадайте, чье хозяйство окажется более рентабельным?!
Ввести плоскую шкалу взносов в ПФР. Грамотный рецепт – от Олега Шеина: «Оперативным решением, которое могло бы стабилизировать ситуацию в Пенсионном фонде, может стать только переход к плоской шкале социальных взносов, чтобы высокооплачиваемые работники платили столько, сколько низкооплачиваемые либо, как минимум, снижение этих ножниц с отметки, скажем, 22 и 10 до отметки 22 и 16». Поясним. Дело в том, что чем больше человек зарабатывает, тем меньшую долю своих доходов он отчисляет в Пенсионный фонд. В это трудно поверить, но таков закон. Люди, получающие до 1021 тыс. рублей в год (85 тыс. руб. в месяц), платят в ПФР по 22 % своих доходов – точнее, за них это делает работодатель. Со всего, что выплачено свыше 1021 тыс. руб., берется лишь 10 %. Шеин предлагает либо ввести плоскую шкалу в 22 % для всех либо повысить взносы с повышенной зарплаты хотя бы до 16 %.
Ввести прогрессивную шкалу НДФЛ.Повышение налога на доходы физических лиц, начиная хотя бы с той же зарплаты в 85 тыс. руб. в месяц, до 16–18 %, сняло бы все вопросы по поводу нехватки денег на пенсии. Но очень состоятельные люди, заседающие в Госдуме и работающие в министерствах, не хотят платить больше, чем сейчас.
Создать реальные условия для легализации бизнеса.
Вновь процитируем Олега Шеина, попытавшегося выступить проводником здравого смысла в депутатские массы: «Единственным решением, которое стратегически позволит обеспечить устойчивость пенсионной системы, является легализация труда и эмансипация, то есть освобождение 30 млн работников России, наемного рабочего класса от ситуации, в которую его загнали бизнес и государство, в неофициальный сегмент экономики. Выпадающие доходы Пенсионного фонда составляют 2,3 трлн руб в год. И метод решения этой задачи тоже хорошо известен – это расширение прав работников, расширение прав профсоюзов, уменьшение возможности безосновательного увольнения работников и, конечно, отсечение от налоговых льгот, от государственных заказов и подрядов компаний, которые используют неофициальный труд». Увы, неофициальный труд используют крупнейшие госкомпании, настолько могущественные, что даже федеральные министры бледно выглядят перед директорами таких предприятий.
ДАЙТЕ РОССИЯНАМ НЕМНОГО СЧАСТЬЯ
Пора уже прекратить подкуп народа, имитацию заботы о будущем через программу материнского капитала – он является скорее скрытым государственным финансированием банков и застройщиков. Сложно представить более криминогенный способ решения демографических проблем. Когда в стране все хорошо, семьи заводят детей не за деньги, а потому что хотят привести новых счастливых людей в этот мир.
Выйдите на улицу, посмотрите на лица окружающих… Наверное, счастье выглядит немного иначе (к его демо-версии страна прикоснулась во время футбольного чемпионата мира), и пенсионная реформа еще больше ухудшит и уж точно не добавит довольных улыбок прохожим.
Чтобы не заканчивать на грустной ноте, вот свежая шутка на актуальную тему:
«Бедные дети 1980-х! Не успели побыть октябрятами, пионерами, комсомольцами – и пенсионерами теперь тоже не успеют…»
Нет, все равно печально.
Источник: https://www.sovsekretno.ru/
Читайте также:  Грабь награбленное! Арестованные деньги полковника Захарченко снова украли
Mission News Theme от Compete Themes.