Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Гозманы против Ивана Грозного

Меня давно мучает вопрос: Ну почему, скажите, в стране дай Бог если 10% населения – сторонники «либеральных ценностей» и продажи за недорого своей Родины, но при этом – либералы повсюду: и экономику нашу определяют, и политикой пусть негласно, но рулят, и в СМИ их полно, и во Власти, и в оппозиции… А самое главное – их почему-то ужасно боятся власть имущие и каждый свой шаг просчитывают: как бы не разозлить всю эту, с позволения сказать, «совесть нации». Не то ведь запишут в «нерукопожатые» и ославят на всю Европу – как потом туда поедешь к постоянно проживающим там семье, детям и зарубежной недвижимости…

Либералы об этом комплексе нашей власти знают и вовсю пользуются, чтобы «влиять». Или что-то им нелюбезное «хватать и не пущать» — просто потому, что им это не нравится и их воззрениям не соответствует.

Вот недавно, 7 декабря, в городе Александрове Владимирской области открыли памятник Ивану Грозному – первому русскому царю. Кстати, всего лишь второй в России, установленный за последние 400(!) лет. И тут же пошла волна «против» на всех уровнях. Причём, враз возбудившиеся по этому поводу либералы принялись дружно цитировать своего гуру г-на Гозмана, изрекшего в 2016 году по поводу ещё того, первого в России памятника Ивану Грозному, установленному в основанном этим Государем городе Орле. А заявил сей светоч либеральной мысли, что, мол, «это памятник самовластью и произволу, примату государя и государства над человеком, памятник презрения к любому писаному и неписаному закону». И вообще, Иван Грозный – это «старший брат Сталина» и «воплощённая в камне и металле мечта нынешнего начальства об идеальной системе государственного устройства». Ну, и в качестве вывода: «именно поэтому памятник этот обязательно надо снести». Последняя фраза, вообще-то, экстремизм чистой воды – но им, «гозманам», можно…

***

Сама история появления этого памятника – наглядный пример того, как власти, дабы не огорчать господ либералов, готовы бороться с собственной историей и со здравым смыслом. Появиться в Александрове, рядом с Александровой слободой, 17 лет являвшейся фактической столицей и политическим центром России, этот памятник должен был ещё в 2016 году. Причём, и памятник в исполнении скульптора Василия Селиванова был сделан, и оплатил его не город, а фонд «Русский витязь». Но ведомая либеральными страхами власть упиралась всеми четырьмя лапами, под любым предлогом затягивая установку. А когда 26 апреля 2017 года памятник наконец поставили, через два часа его сняли распоряжением тогдашнего (по счастью – уже бывшего) губернатора Владимирской области Светланы Орловой и буквально выбросили на задворки. И лишь усилиями местных активных граждан он был эвакуирован в Москву и занял место у здания Российского военно-исторического общества, открывая галерею правителей России.

Потребовались несколько лет борьбы (даже на «антимусорных» митингах одним из главных лозунгов был «Грозного на место»), чтобы памятник всё же был открыт!

Казалось бы, знаковое событие не только в жизни Александрова, но и всей Владимирской области. Ан, нет! Убоявшись гнева «гозманов» губернатор и глава администрации на открытие не приехали. Впрочем, не больно-то люди их и ждали! Несмотря на негласный запрет для СМИ освещать эту тему, на набережной собрались более пятисот человек: горожане, активисты местных патриотических организаций, все эти годы боровшиеся за установку памятника, казачьи организации, байкеры из «Ночных волков» во главе с Александром Залдостановым («Хирургом»). Здесь же были Александр Проханов и руководство «Изборского клуба», делегация Минспорта Московской области с министром Романом Терюшковым, тележурналист и депутат (чуть было не ставший владимирским губернатором) Максим Шевченко,  руководство подарившего памятник Городу фонда «Русский витязь» и экс-глава сохранившего статую царя РВИО Владислав Кононов – ныне глава департамента музеев Минкультуры РФ.

Более всего запомнилась атмосфера – у людей было действительно праздничное настроение, ощущение какого-то поистине сакрального прорыва, способного хотя бы чуть-чуть изменить будущее к лучшему. Такие лица я видел разве что на освещении храма, воздвигнутого в наши дни на месте старого, взорванного в эпоху богоборчества. А что у властей и народа зачастую и праздники, и герои разные бывают – так к этому мы уже давно привыкли.

***

Вычёркивание первого русского царя из российской истории до боли напомнило патологическую борьбу либералов с памятью Сталина, с Победой СССР в Великой Отечественной, с любыми судьбоносными (хотя зачастую действительно страшными и кровавыми) периодами нашей истории. Дело даже не в конкретных личностях – либералами с их патологическим комплексом национальной неполноценности в принципе отрицается всё, что «не Запад» — не копирует Запад, не склоняется перед Западом, тем более – превосходит в чём-то Запад.

Да, разумеется, Грозный не был ангелом во плоти, кто спорит?! И головы рубил, и на кол сажал. Хотя якобы казнь 300 тысяч новгородцев в 30-тысячном Новгороде – это явный перебор. Как и обвинения в убиении собственного сына, построенные на «свидетельстве» высланного из Руси шпиона-иезуита и беглого опричника-немца фон Штаддена, попавшегося на мародёрстве…  Но ведь и оценивать действия государственного лидера 16 века с точки зрения «прав человека» века 21-го является откровенной глупостью. Да, казнил и репрессировал, хотя и в десятки и сотни раз меньших масштабах чем его современники – европейские монархи. Однако, трудно отрицать и несомненные достижения царя Ивана Васильевича.

Территория страны при Грозном удвоилась. Из окружавших Русь шести(!) враждебных ей стран удалось победить и присоединить Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, а Крымскую орду разгромить при Молодях так, что она 20 лет не могла воевать по причине недостатка мужского населения. При этом Государе в стране был заложен уникальный российский «имперский» принцип симбиоза многих инокультурных и иноверных народов и племён с системообразующей русской основой. Страна, пережившая два гигантских крымско-татарских нашествия (во время одного из которых была сожжена Москва) и многолетнюю Ливонскую войну отнюдь не рухнула в экономическую пропасть: при Борисе Годунове налоги были повышены в несколько раз – и даже это не вызвало бунта, пока не грянул голод и не появились самозванцы. Именно Грозный является создателем казачьих войск и полноценной пограничной службы, при нём на Руси появилось книгопечатание и первые регулярные войска (стрельцы), именно он за полтора столетия до Петра пытался (хотя и неудачно) пробиться к Балтике и «прорубить окно в Европу»…

Наконец, вместо отменённых Грозным «кормлений» чиновников и воевод с подведомственной территории (ничего не напоминает?!) была создана прекрасно сочетавшаяся с сильной центральной властью широчайшая земская демократия на местах: с выборностью местных гражданских и полицейских чинов (не только из дворян), фактическими «судами присяжных» и Земским собором, принимавшим (только при 100%-ном консенсусе представителей всех сословий!) важнейшие государственные решения, а после смерти Грозного выполнявшего функции избрания царей на царство. То есть, фактически, как ни парадоксально на первый взгляд это звучит, «тиран и деспот» Грозный – это «основоположник русской демократии»…

Именно созданная им земская система спасла Россию в ходе начавшейся на рубеже 16 и 17 веков Смуты и иноземной интервенции. И уничтожена была, кстати сказать, обожаемым либералами «царём-западником» Петром Первым — погубившим в ходе своих весьма спорных «реформ» в сто раз больше народу, чем Иван Грозный, и, тем не менее, вписанным в историю как «Великий», хотя при жизни в народе именовался не иначе как «антихристом». Однако, сносить памятники Петру Гозман со товарищи почему-то не призывают…

***

Отчего же в России своему первому царю не только памятников не ставили, но и на монумент «Тысячелетие России» его «забыли» поместить? Как ни прискорбно, свой вклад в создание «чёрной легенды» о Грозном наряду с иноземными клеветниками и разнообразными «гозманами» местного разлива внесла пришедшая на смену Рюриковичам династия Романовых. Именно исполняя их политический заказ писал Карамзин свою «Историю государства Российского», на основании «свидетельств» бежавших предателей, мародёров и католических шпионов обвиняя Ивана Грозного во всех смертных грехах. Миф этот был раздут последующими литераторами-дворянами, одни из которых происходили из родов, подвергшихся гонениям при царе Иване Васильевиче, а другие просто опирались на антиисторический миф Карамзина.

Но согласитесь, если бы современные историки, опираясь на столь же сомнительные источники, как Карамзин, писали сегодня, например, биографию Путина, то и потомки бы наши чётко знали, что он «Был самовластным диктатором. Подавил всякую свободу. Пересажал всю оппозицию, поубивал всех оппонентов и потравил всех скрипалей. Что вёл агрессивную политику, то и дело захватывая сопредельные территории у миролюбивых соседей. И т.д.».  Вот и с биографией Грозного примерно то же самое произошло.

Самое же интересное, что буквально вся информация про «злодейства» Ивана Грозного исходит… от дворян. Которые из служилого сословия при его правлении к 19 веку превратились в откровенно паразитарный класс, не обязанный служить Государству и владевший своими соотечественниками и единоверцами на правах «священной частной собственности». И образ Грозного был им немым укором, ибо при этом Государе служили общей цели все – от царя до последнего холопа, без всяких исключений. Зато про «ужасного царя» (лукавые англосаксы так и перевели прозвище «Грозный» — «The Terrible», т.е. «Ужасный») нет ни слова в народном фольклоре — ни одной песни или сказки. НИ ОДНОЙ! Что, согласитесь, говорит о многом: можно сочинить любые версии истории, уничтожить первоисточники (после работы в архивах романовских историков оттуда исчезли все документы по эпохе опричнины), можно даже «подправить» летописи. Но народ обмануть нельзя: в некоторых областях России Грозного до наших дней чтили как «месточтимого святого».

***

Что же до всяческих «гозманов», то дай им волю, они и памятники нашим погибшим в Великой Отечественной порушат – как «наследие тоталитарного режима». Ибо дело не в личности Грозного, а в том, что он символизирует – тут Гозман как раз прав. А символизирует он духовный и государственный суверенитет страны, сочетание сильного Государства с низовой демократией на местах, союз Власти и Народа в обуздании всевластных олигархических кланов, наличие у страны одобряемой всеми государственной идеологии, определяющей вектор политического, экономического и общественного развития…

Да, это не может нравиться либералам, но не может нравиться и огромному большинству нынешних российских «элит». Быть может, именно этот факт заставляет их столь трепетно относиться к любым упрёкам со стороны Гозмана со товарищи по поводу недопустимости памятников «тиранам». И при этом — строить памятники и «Ельцин-центры» другому правителю России, при котором территория не увеличилась, а уменьшилась вдвое, был потерян государственный и идеологический суверенитет, развалена армия, а страна разорена и отброшена на многие десятилетия назад безо всяких вражеских нашествий.

Владимир Хомяков

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.