Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Фракционное и идеологическое многообразие в Госдуме

Несмотря на фракционное и идеологическое многообразие, Госдума останется однопартийным звеном единой вертикали власти: «Полномочия у всех депутатов одинаковые, чего вам еще не хватает?»

Депутаты новой Госдумы (восьмого по счету созыва) собрались во вторник на первое пленарное заседание. По большей части оно было посвящено организационным и кадровым вопросам. Причем о распределении руководящих постов, а также комитетов между фракциями стало известно заранее. Так что парламентариям, по сути, оставалось лишь юридически оформить ранее принятые решения.

Что они и сделали, переизбрав по рекомендации президента спикером Госдумы Вячеслава Володина, а также увеличив до одиннадцати общее число его заместителей. Количество комитетов тоже возросло — с 26 до 32. Большую часть из них (17) возглавили единороссы, сумевшие сохранить и в новом созыве конституционное большинство. Пять комитетов взяли коммунисты, образовавшие по итогам выборов вторую крупную фракцию в Госдуме. «Эсеры» и либерал-демократы получили по четыре комитета, а представителям свежесозданной пятой фракции «Новые люди» досталось два.

Как и в прошлом созыве, комитеты поделили не пропорционально числу набранных голосов, а «по-братски». Уступая часть руководящих постов другим партиям, в «Единой России» пытаются обеспечить межпартийный консенсус. А заодно разделить ответственность за будущие законы между всеми думскими фракциями. К тому же пост председателя комитета вовсе не дает полной свободы действий. Ведь решения в комитетах принимаются простым большинством, а оно по-прежнему в руках у «Единой России».

Более десяти депутатов из числа думских старожилов сохранили председательство в комитетах, среди них Павел Крашенинников (по госстроительству и законодательству) и Андрей Макаров (по бюджету и налогам) из «Единой России», Леонид Калашников (по делам СНГ и связям с соотечественниками) и Владимир Кашин (по аграрным вопросам) из КПРФ, Анатолий Аксаков (по финансовому рынку) из СРЗП, а также Леонид Слуцкий (по международным делам) и Ярослав Нилов (по труду, соцполитике и делам ветеранов) из ЛДПР.

Вместе с тем, несколько комитетов раздробили, а также создали пару новых, например, по защите конкуренции во главе с «эсером» Валерием Гартунгом. К слову, Гартунг, который демонстрировал оппозиционный настрой в прошлом созыве палаты, решил было продолжить эту линию и теперь. Но это вызвало недоумение у Володина. Спикера явно возмутило, что «эсер» поставил вопрос о расширении полномочий депутатов, хотя известно, что в предыдущие пять лет их последовательно урезали и, прежде всего, это касается реализации права законодательной инициативы.

Володин же заявил, что права депутатов, напротив, расширялись — после внесения изменений в Конституцию они получили возможность опосредованно влиять на состав правительства, утверждая кандидатуры вице-премьеров и федеральных министров. «У нас и так достаточно полномочий…чего вам еще не хватает?», — задался вопросом Володин.

После чего он заявил, что у депутатов есть все возможности, чтобы «изменять ситуацию в стране в лучшую сторону». «И когда мы избраны в парламент, независимо от какой партии, мы все представляем законодательную власть. И нельзя, будучи во власти, при этом быть ей же в оппозиции. Мы все должны понимать ответственность и зарплаты у всех одинаковые — у членов „Единой России“ и у других депутатов, и статус одинаковый и возможности тоже. Надо ответственность чувствовать!», — заключил Володин.

Тем самым он фактически прямым текстом заявил, что, несмотря на фракционное и идеологическое многообразие, Госдума, по сути, остается однопартийным законодательным органом. Представленные же в ней фракции, включая «Новых людей» (которая, кстати, единодушно проголосовала за переназначение Володина), не более, чем филиалы единой «партии власти», а она, в свою очередь, вспомогательное звено правительства и администрации президента.

Неслучайно критики обратили внимание на то, что даже новая структура думских комитетов во многом воспроизводит правительственную, да и некоторые из них возглавили бывшие министры вроде Максима Топилина и Дмитрия Кобылкина (первый будет председательствовать в Думе в комитете по экономической политике, а второй в комитете по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды).

В КПРФ, которой после выборов многие отводили роль главной оппозиционной силы в стране, даже для виду не решились взять и, например, бойкотировать первое заседание Госдумы в знак протеста против электронного голосования (не говоря уже о сдаче мандатов). Чем в очередной раз подтвердили свое нежелание заступать за пресловутые «красные линии».

Тем не менее, отдельные коммунисты попытались «сохранить лицо». На заседании прозвучало выступление депутата от КПРФ Светланы Савицкой, которая поздравила только «честно победивших на прошедших выборах» коллег. А коммунист Николай Коломейцев потребовал вызвать в Госдуму Генпрокурора и главу МВД. Альтернативный кандидат в спикеры Госдумы Дмитрий Новиков также призывал с парламентской трибуны «дать людям честные выборы» и заверял, что именно КПРФ осталась на сегодняшний день единственной «демократической партией» в стране.

Оппозиционность усердно демонстрировал на заседании Госдумы и лидер «Новых людей» Алексей Нечаев, видимо, потому что именно этого от него многие и ждали. Он с ходу вступил в словесную перепалку с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским по вопросу обязательной вакцинации против ковида. «Вакцинация — дело добровольное», — заявил Нечаев. На что получил предложение Жириновского «сходить в морг и посмотреть». «Будем добровольно умирать?», — спросил Жириновский. «У нас всегда есть в стране тот, кто хочет заткнуть рот», — слабо парировал Нечаев.

Так что восьмая Госдума останется, конечно же, «местом для дискуссий», только вряд ли от них будет большой толк.

Елена Земскова

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Mission News Theme by Compete Themes.