Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Эксперты прогнозируют судьбу России и Путина после конституционной реформы

Проведенная российским властями конституционная реформа символически завершила переход постсоветской России из разряда относительно свободных полудемократических стран в разряд консолидированных авторитарных режимов. Однако формальный успех изменений Конституции не изменит нарастающую в последние годы тенденцию снижения электоральной поддержки власти и лично президента Владимира Путина. Все это будет толкать режим к расширению репрессивных практик, говорится в докладе фонда «Либеральная миссия» — «Новая (не)легитимность. Как проходило и что принесло России переписывание Конституции», выдержки из которого публикует «Znak.com».

Доклад готовили известные юристы и политологи, в том числе Александр Кынев, Григорий Мельконьянц, Глеб Павловский, Владимир Пастухов, Николай Петров, Кирилл Рогов, Сергей Шпилькин.

Авторы доклада указывают, что до 2020 года Россия оставалась единственной страной постсоветского пространства с авторитарным режимом, где не было отменено или ограничено правило об ограничении президентских сроков. Поправки в Основной закон реализуют доктрину президентской супрематии  (формы диктатуры, характерной для других постсоветских авторитаризмов, где президентская власть неограниченно господствует).

«Обнуление» сроков действующего президента, как и в других подобных случаях, символически удостоверяет, что теперь не Конституция регулирует президентскую власть, а Конституция становится «продуктом президентской воли», сказано в докладе.

С учетом количества принятых поправок логичнее было бы принятие новой Конституции, считают эксперты. Однако власти провели «смешение процедур» принятия одной важной поправки с процедурой принятия новой Конституции, которое противоречит самим конституционным механизмам. В результате, подчеркивают авторы, поправки не могут считаться принятыми надлежащим образом с точки зрения требований действующей Конституции РФ.

При этом конституционная реформа не просто формализует уже произошедшие изменения, но и осуществляет переход к новым стандартам взаимодействия власти с обществом, в том числе в области электоральных практик с трендом на их ухудшение. Так, если в предыдущие 12 лет доля аномальных голосов, идентифицируемых статистическими методами, колебалась в промежутке от 14% до 23% от общего числа, то особый способ голосования в 2020 году привел к взлету этого показателя до 37%.

С учетом фальсификаций скорректированный результат голосования заметно снижает процент голосов за поправки — до 65% при явке около 43%.

При этом выросла группа регионов со сверхвысоким (более 25%) уровнем фальсификаций — теперь это более половины регионов, в том числе и Москва.

Ссылаясь на доступные данные опросов общественного мнения, авторы констатируют, что в своем отношении к поправкам общество оказалось расколото на две практически равные группы сторонников и противников. В младших и средних возрастах (18—55 лет) преобладают противники поправок, а сторонники сосредоточены в старшей возрастной группе старше 55 лет. Кремль при этом оказывает давление на социологов с целью ограничить информирование общества об этом «расколе».

Однако снижение уровня поддержки властей и достаточно широкое неприятие обществом поправок в Конституцию вновь не стали «точкой сборки» для российской оппозиции, отмечают авторы. Оппозиция снова не сумела «поймать момент» и оказать сопротивление очередному укреплению авторитарных институтов. У оппозиции не было единой стратегии, а административная мобилизация консервативного электората (пенсионеров, работников крупных предприятий) привела к тому, что среди голосовавших было больше сторонников поправок, нежели противников.

Авторы убеждены: недостаток электоральной легитимности конституционной реформы режим начнет компенсировать «закручиванием гаек», ужесточением контроля за СМИ и интернетом, закреплением новых практик манипулирования выборами.

К примеру, политолог Николай Петров полагает, что власть «села на иглу» репрессий и не может их ослабить, даже если бы захотела. «Спираль репрессий оборвется только в результате глубокого кризиса и последующего переформатирования режима», — сказал он.

Политолог Владимир Пастухов считает, что Кремль будет пытаться маневрировать, перемежая давление и уступки, что приведет лишь к «раскачиванию лодки». По его мнению, Путин попробует «красиво уйти» в 2024 году, на самом деле оставшись у власти, но у него это не получится, так что он просто останется, чтобы в итоге «уйти некрасиво», пишет Znak.com.

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.