Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Что есть права человека в нынешней России?

Ева Меркачёва.

– Респект вам от всех заключенных за ваше выступление перед президентом, – улыбается экс-губернатор Сергей Фургал.

Приятно, конечно, и это комплимент всем правозащитникам в моем лице. Только вот в последнее время в «Лефортово» работа Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) ничего не значит. Практически ни одна наша рекомендация не выполняется, и становится все только хуже и хуже.

Адвокаты уже вообще месяцами пройти не могут. Членов ОНК пускают лишь по вечерам и не надолго. Не выводят тех заключённых, чьи родные считают, что с ними приключилась беда. Нам их даже не показывают. Или вот просим выдать заключённому со склада тёплые вещи, приходим через неделю – не выдали. Приходим через две – не выдали. Просим принимать заказ в тюремном ларьке хотя бы в период пандемии чаще, чем раз в месяц (хотя это нонсенс) – ноль реакции.

Заключённые все слепнут и слепнут, видимо, из-за плохого освещения (промерять его нам не дают, в камеры не пускают). Сегодня один рассказал, что с +2 зрение упало до +4,5. Вот ему врачи разрешили лампу, родные принесли, но теперь со склада не выдают…

Фургал рассказал, что на прогулку выводят в 8 утра, когда ещё темно и спортом не позаниматься (ещё один пожаловался на ранние прогулки). И вот принесли ему письма… от него же самого. То есть те, что он писал близким, ему обратно вернули в виде входящей корреспонденции. Такое изощрённое издевательство? «Это ошибка просто», – говорит сотрудник. Хочется верить. Зато открытки дошли, на них надписи: «Держись». Помните, как у Высоцкого: «Он мне сказал: «Держись, браток!» – И я держался».

Журналиста Ивана Сафронова на изоляцию посадили как контактного с больным коронавирусом. С кем он контактировал? Не понятно. Валентин Гонастырев рассказал, что три года не слышал сыновей-близнецов: сначала следователь разрешение не давал на звонки, потом Верховный суд разрешил, но когда выводят на звонок, дети в школе. А младшего он ни разу не видел: тот родился, когда отец был в СИЗО. Жена хотела показать, но ее с ребёнком на свидание не пустили.

Будь они все хоть трижды виноваты (но до приговора все невиновные, и кого-то, уверена, оправдают), разве можно так? И что есть права человека тогда?

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.