Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Боязнь кнопок

По моим наблюдениям, среди людей, радостно ретранслирующих тезисы о «цифровом концлагере» и «QR-фашизме», преобладают те, кто ни разу в жизни не выезжал дальше соседнего гастронома, а в плане, так сказать, цифровых свобод вряд ли способен представить себе что-то большее, чем халявное музло в вэкашечке с телефона.

Понятно, конечно, что в первую очередь они боятся потерять: работу, которая позволяет выживать. Если их вдруг перестанут пускать в тот колбасный цех или в тот магазинчик у остановки, где они работают на мутных условиях без письменного договора и каких-либо гарантий, им просто не на что будет жить.

Плюс, хоть им и не надо ни в дайнеры, ни в фитнес-клубы, но когда и без того шаткое положение дополняется озвучиваемой угрозой, что «не будут никуда пускать», это, видимо, добавляет тревожности. Человека, который и так вымотан беспомощностью, легко довести до ручки.

Многих при этом дополнительно пугает сама вся эта потенциальная возня с QR-кодами. Потому что это сложно. Это техническое. Они это не умеют, у них нет аккаунта на Госуслугах и они не понимают, что такое аккаунт, что такое QR-код, что такое сканировать. Они пульт-то от телевизора в свое время еле освоили от безысходности, а пару лет назад, когда телевизор переводили в цифру, чуть не свихнулись от опасения, что теперь уж точно придется без него. Слава богу, на почте продавали эту чертову приставку, а почтальонш обучили объяснять, как ею пользоваться. И то сколько нервов ушло. Еле пережили. И думали, что это последняя в жизни необходимость заставлять себя, преодолевая страх, осваивать что-то техническое, с кнопками. Но то было хотя бы про телевизор. А это про телефон, в котором трубку-то взять, когда он звонит, сложно — все время какая-то дрянь на экране выскакивает, а в ухе автоответчики какую-то чушь говорят.

Сила сопровождающих все это антипрививочных убеждений, конечно, поражает. Например, женщина, долго бывшая без работы, воспитывающая больного ребенка и по некоторым причинам рискующая в любой момент оказаться без крыши над головой, недавно нашла работу, чуть выдохнула, но говорит, что ни за что не привьется, а если на работу перестанут пускать без прививки, уволится. Говорит об этом тяжело, осознавая, что вновь оказаться без работы — это будет ужасно, что это поставит ее буквально на грань выживания, но пусть так — только не прививка, потому что прививка — нечто за границами абсолютного ужаса.

Или мужчина говорит, что, если уж придется, если на работу перестанут пускать, то он один из семьи привьется, потому что обязан эту семью кормить. Поэтому он, как кормилец, на эту жертву пойдет, но «семью от вакцины защитит». Как-нибудь вытянут, мол, и на одной зарплате.

Мне это все напоминает страх верующих нарушить какое-то религиозное предписание даже под угрозой смерти. Потому что эта жизнь и так говно, ее терять не жалко, а нарушение сакральных табу может лишить призрачной надежды на иную жизнь после смерти.

Здесь что-то похожее: люди, и без того живущие, мягко скажем, хреновато, декларируют готовность отойти совсем уж на грань выживания — лишь бы не вакцина. Они боятся этого, они не хотят, они паникуют и кричат «про цифровой концлагерь», но если уж прижмет — сожмут зубы, затянут пояса — только не вакцина.

Ну или будут хитрить, будут давать взятки, чтобы их внесли в базу, не вакцинируя. И даже в этом случае продолжат кричать про цифровой концлагерь. Потому что останется, грубо говоря, «боязнь кнопок», а также появится опасение, что подлог раскроют и их накажут.

Но вот почти на что угодно готовы, почти что угодно готовы претерпеть, а прививаться не хотят. Как они, интересно, представляют себе то самое еще более страшное, чем их жизнь, чем, как им смутно кажется, грозит им вакцина?

Жить в некоторых головах, наверное, по-настоящему страшно. Во многих головах. Хотелось бы внутри них побывать. Ощутить себя ими. Но сохранить при этом статус наблюдателя и возможность выйти. Потому что быть ими не пожелаешь и врагу.

Денис Яцутко, публицист

Источник

Mission News Theme by Compete Themes.