Семейный подряд: академики протаскивают в РАН даже бездарных детей

Семейный подряд: академики протаскивают в РАН даже бездарных детей.

Почему в российской академии наук академиков в три раза больше, чем было в советской?
Если в Академии наук СССР было 323 действительных члена-академика, то российских академиков стало теперь уже в три раз больше – 941 — хотя население России меньше, чем в СССР почти в два раза. Член-корреспондентов в Академии наук СССР было 586. Сейчас от одной России – 1158. Если вы не из этой среды, то вы уже не знаете имена большинства из них.

Как устроено российское медицинское сообщество? Почему на недавнем общем собрании Академии наук в академики-медики избрано столько их детей и родственников? Кто эти люди? Дочери академиков Бокерия и Чазова, жены академиков Колесникова и Баранова…

В семьях российских академиков медицинских наук — пополнение. У знаменитого академика Чазова, бывшего врача Брежнева, академиком стала дочь Ирина. Кроме научного звания Ирина Евгеньевна унаследовала и отцовское кресло — руководителя Института клинической кардиологии.

У директора «Научного центра здоровья детей» Минздрава академика Баранова академиком стала жена Лейла Сеймуровна. В центре мужа она еще и трудится заместителем директора.

У бывшего зампреда думского комитета по здравоохранению академика Колесникова академиком стала жена Любовь Ильинична. Она руководит «Научным центром проблем здоровья семьи и репродукции человека».

Вопреки давним устоям все дамы выдвигались и избирались в академию по тем же научным секциям, где уже состоят их мужья и отцы.

«Это очень надуманная ситуация. Сначала секция, потом отделение, потом вся академия голосует, идет несколько дней обсуждение. Злые люди, как правило, пытаются в этом увидеть что-то такое», — считает Лео Бокерия, академик РАН, директор «Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева».

Директор знаменитого Бакулевского центра академик Лео Бакерия не нарадуется на свою главную научную сотрудницу и по совместительству дочь Ольгу. Всего в 30 лет эта молодая многодетная женщина стала доктором наук и профессором, а теперь в чуть за 40 избрана в член-корреспонденты РАН.
«Это большая радость для родителей. Я с тревогой смотрю на внуков, которых у меня семь», — признается Бокерия.
Для справки: в советской Академии медицинских наук было 143 действительных члена и 183 члена-корреспондента. Теперь при почти вдвое меньшем, чем в СССР, населении академиков медицины в России 250, а членкоров — 270. Может, и впрямь в расчете на внуков плодятся эти академические вакансии?

Читайте также:  Главный враг России не Америка и Европа с их НАТО, а собственная элита и это наша вечная беда.

«Очень хорошую вещь сделали. Очень много мест в этом году дали для молодых ученых. И академия сильно омолодилась», — подчеркнул Рахим Хаитов, академик РАН, научный руководитель Государственного научного центра «Института иммунологии».

Академик Хаитов — бывший директор НИИ иммунологии, мультимиллионер, совладелец крупнейшего в стране производства вакцин от гриппа. По достижении предельного для директоров государственного НИИ возраста — 70 лет — Рахим Мусаевич перевелся в ранг научных руководителей, передав кресло преемнику.

«Директором является Хаитов Мусар Рахимович. Ему 37 лет. Его недавно избрали членом корреспондентом Академии наук. Это очень большая должность. Он мой однофамилец. Вы, наверное, догадываетесь, что он мой сын», — рассказал Рахим Хаитов.

Догадаться не сложно. Ровно такой же путь недавно проделал Филипп Полеев — сын бывшего директора главной клиники Московской области МОНИКИ Николая Полеева. Отец-академик перешел на научную должность, сын занял его хозяйственную, а теперь еще и избрался в член-корреспонденты.

Также членами-корреспондентами Академии медицинских наук намедни стали: Ксения Краснопольская — дочь директора Московского областного НИИ акушерства и гинекологии академика Краснопольского;
Алексей Тутельян — сын научного руководителя Института питания РАН академика Тутельян; Николай Коновалов — сын научного руководителя НИИ имени Бурденко академика Коновалова; Сергей Румянцев — сын директора Федерального центра детской гематологии и иммунологии академика Румянцева и другие уважаемые лица.
Бывшая Российская академия медицинских наук, ныне медицинское отделение РАН, всегда отличалось большой сплоченностью и никогда открытостью. После последних, можно сказать, семейных выборов эта организация и вовсе ушла в себя. Охране приказано никого не пускать, все руководство как бы в отъезде. И никаких комментариев.

Единственный из всех медицинских светил, кто решился — и то в весьма общих выражениях — откреститься от произошедшего, — это 88-летний патриарх НИИ гематологии академик Андрей Воробьев.
«Меня больше всего во всей этой котовасии волнует лицо академии, а не конкретные примеры. Всякого рода кумовство вредоносно, где бы оно себя ни проявляло», — уверен Воробьев.
Онкоцентр имени Блохина на Каширском шоссе. Крупнейшая онкологическая клиника России и Европы, возглавляемая академиком Михаилом Давыдовым-старшим. Михаил Давыдов-младший в 28 лет на базе папиного центра защитил докторскую, через год там же возглавил огромный НИИ клинической онкологии на 1100 коек, а недавно еще и стал членом-корреспондентом РАН.

Читайте также:  «Историческая амнезия поражает США». Историк о заявлении, что это СССР разбомбил Хиросиму

— Вам 31 год. Вы очень молодой член-корреспондент. Возможно, даже самый молодой.
— Да, самый молодой, — признается Михаил Давыдов.

— Как это стало возможно?
— Возможно, потому что была определенная поддержка, я это не скрываю.

— Ваш отец был, видимо, главным инициатором?
— Это вполне нормальное ощущение любого отца, который хочется передать свое дело своему сыну.
Дело как профессию? Или дело как казенный имущественный комплекс с многомиллиардным госфинансированием? Что именно спешат передать пожилые академики своим сплошь гениальным чадам?

— В ученом мире существует такой показатель, как индекс Хирша.
— Да, — соглашается Михаил Давыдов.

— Который характеризует успех ученого.
— У меня достаточно высокий индекс Хирша — больше десяти.

— Странно, а по нашим данным, всего единица -(1).
— Нет, это не так. Это все подается в академию. С индексом Хирша в единицу выбраться невозможно.
И все-таки его выбрали. С индексом цитирования, он же индекс Хирша, равным единице. Вообще-то с таким не берут даже в аспирантуру.
Научный центр дерматовенерологии и косметологии в Сокольниках. Несмотря на всю свою как бы государственность, расценки на процедуры тут такие, что большинство частных клиник позавидует. Руководит центром академик Анна Кубанова — с зарплатой, согласно официальной декларации, около 4 миллионов в год. Эту цифру ей вполне законно утверждает государство. Заместитель директора Алексей Кубанов. Сын. Его зарплату, почти 22 миллиона, уже подписывает мама.

— Анна Алексеевна на сайте вашего учреждения указано, что зарплата вашего сына — 22 миллиона рублей. Это серьезно?
— Я не знаю, на каком сайте вы это читаете. У него есть декларация, — сказала Анной Кубанова.

Читайте также:  Быков: До Крыма возможны были варианты, после Крыма – только Чаушеску или уничтожение человечества

— Эту декларацию и читаем. Простой заместитель по науке государственного медучреждения получает 22 миллиона?! Имущество: три квартиры, четыре элитные иномарки и океанская парусная яхта. Неужели это правда?!
— Вы можете обратиться только к информации, которая есть на сайте. Все. Я не даю никаких вам комментариев!

— А по поводу недавних выборов вашего сына в член-корреспонденты РАН пару слов скажете?
— Выборы проходили в установленном порядке. Процедура выборов прописана по каждому пункту.

— Вам как академику не кажется, что такая семейственность может умалять авторитет уважаемой организации?
— Мне ничего не кажется! Когда мне кажется, я крещусь.

…И когда род людской размножился и развратился, — послал Бог потоп!

Загрузка...