Der Spiegel: НАТОвские «освободители» в Мосуле оказались страшней террористов

Скандал поднял один из репортеров и фотографов немецкого журнала Der Spiegel, который приехал писать про подвиги борцов с террористами и готовить материал под названием «Герои, а не террористы». Но после того, как пообщался с людьми, а затем побывал на пытках местных жителей,

куда его радостно пригласили иракские военные полицейские, изменил название статьи на «Монстры, а не герои», под этим названием материал и вышел в свет.

«Я прибыл 11 ноября перед ними. Так я узнал, больше, чем хотел, и был в состоянии представить себе: пытки, изнасилование, а также убийства людей на основании смутных подозрений или даже без них. Помню, как солдаты затем просто отбили деревню Kaбр аль-Абд. Я был там, когда ночью несколько людей были арестованы, среди них оказался и Раад Хиндия, сторож и дворник сельской мечети. Его объявили информатором ТОЗР «ИГИЛ». Первый раз они взяли его в течение нескольких часов после освобождения села, чтобы допросить. Но затем капитан сказал мне, что через несколько дней его снова арестовали, а затем убили. Дело было так: 22 ноября отряд из десяти человек атаковал и преследовал американских солдат с беспилотника. Раад Хиндии спал со своей семьей в комнате, когда они арестовали его, солдаты взяли его и отвезли к герою моего репортажа — капитану Омару Назару, где пытали его в течение нескольких часов, прежде чем утром переправить в штаб-квартиру секретной службы. Там он был снова подвергнут пыткам в течение недели, а затем, так и не признавшись в связях с (ТОЗР) ИГИЛ, был убит вместе с другими подозреваемыми», — пишет журналист. — «Той же ночью они арестовали молодого человека по имени Рашид, который был виновен лишь в том, что его старший брат ушел в (ТОЗР) ИГИЛ. Это и погубило Рашида. Он умер после трех дней пыток, я лично видел его тело в районе расположения разведки.

А дальше начался уже форменный кошмар. Небольшой городок Хаммам аль-Алил был полностью освобожден от (ТОЗР) ИГИЛ. Многие из тех, кто бежал от боевых действий, вернулись. Команда ERD (иракская спецслужба) арестовала дюжину молодых людей, чтобы официально уточнить, были ли среди них террористы. Среди задержанных были отец и его 16-летний сын, которых солдаты привезли и в штаб-квартиру. Отца Махди Махмуда, повесили руками за головой на потолке, и начали бить полной бутылкой с водой.

Сын сидел рядом и мог слышать крики своего отца. И я там был все снимая. Никто не остановил меня. Затем они на глазах отца избили сына. Позже они просто убили сына. Чем дальше все больше и больше выходило из-под контроля. Зачем им позволяют стрелять и пытать людей? Как это войдет в документальный фильм об освобождении от «ТОЗР» «исламского государства»? Но они не думают, как журналисты, для них это просто стало нормальным. Хотя иностранные репортеры были в этом районе, но они пришли во второй половине дня и всегда возвращается в безопасный Эрбиль, что в курдском районе. В ночное время с войсками МВД я был один.

В середине декабря мы перешли на другую сторону Тигра, в новой базе на восточной окраине Мосула. Помню там двух братьев, которых арестовали в «Золотой дивизии», но освободили из-за отсутствия доказательств. Теперь они их снова захватили и привезли сюда. Они начали колоть ножом за ухом, как похвастался один из солдат — это была техника, которую они узнали от американских экспертов. Я был удивлен, испугался, что они позволили мне снимать все. На следующее утро, солдат сказал мне, что оба брата были замучены до смерти в течение ночи, и показал мне видео тела. Более того, он послал мне даже фото по WhatsApp. Еще помню человек по имени Фатхи Ахмед Салех. Они вытащили его из комнаты, где он спал со своей женой и тремя детьми. Сержант Хайдер Али вошел в комнату, объявил, что теперь он будет насиловать женщин. Я следовал за другим, чтобы увидеть, что они сделали с мужем. Пять минут спустя я встретил Хайдера Али перед открытой дверью, где плакала женщина. Я снимал в комнате, где женщина с ее младшим ребенком сидела в руке. Она посмотрела на меня. Я снимал, не задумываясь.

Когда я посмотрел на видео позже, когда я видел, как она смотрела на меня, целовала своих детей, я подумал, что это, должно быть показано в моем фильме. Это важно для людей, чтобы они узнали, что случилось! В то же время, другие солдаты просто украли из дома все, что только можно. Последним заключенным в ту ночь был молодым членом популярного подразделения народного ополчения Haschd, воюющих против (ТОЗР) ИГИЛ. Они взяли его в здание Омара Назара, где солдаты и изнасиловали. Мужчинам, которых я сопровождал приходилось трудно, шли тяжелые бои, но теперь они, вероятно, думали, что все разрешено. Убийство, изнасилования — все халяль, все законно. Когда они вернулись из своих ночных налетов, то на вопрос штаба по радио, что они сделали, Омар ответил: «О, все, что мы взяли мужчин, женщин, грабили дома!». Оттуда последовал ответ: «Хорошо, делайте то, что должно быть сделано!».

Руководитель знал все. Американцы действительно знали, что происходит!

Было даже своего рода соревнование между национальной полицией и войсками МВД: это когда полиция рассказала, как они нашли хорошеньких женщин в доме и насиловали, то люди ERD обязательно должны были пойти туда. Борьба против (ТОЗР) «исламского государства» интересовала их явно меньше. Была понятна и их стратегия — установить в области страх смерти и террора, загнать людей в бегство, чтобы изменить демографию на севере Ирака.

Это был мой последний день в ERD. Я не мог больше терпеть, снимая, что происходит, а потом подумал: а ведь это могла быть моя жена, моя дочь. Окончательно я сорвался, когда Омар и один из солдат били заключенных и попросили меня присоединиться. Это была абсурдная ситуация: все относились ко мне, как части своей команды. Четыре вооруженных и я один. А он продолжал говорить: «Ну, воздействия тоже идут» Тогда я дал одному из заключенных пощечину. Не слишком сильно, но и не слишком слабо. Это было ужасно, и последнее, что я там делал. В конце концов, я сказал, что моя дочь была больна и я должен был ехать обратно домой. Теперь я понимаю, почему (ТОЗР) ИГИЛ было так легко взять Мосул и другие районы. Там люди боятся жить без военной защиты. Только то, что (ТОЗР) ИГИЛ, в конечном счете, усугубляет их положение, они не понимают…

Первоначально я хотел снять репортаж об освобожденном после упорной борьбы Мосуле, как важной части нашей общей истории. Я хотел бы представить в качестве героев. Но цена за мою работу оказалась слишком высока, я не смог опубликовать то, что я видел. Так как Омар, Хайдер и другие офицеры понимали, что могут означать публикация для них, сейчас я получаю угрозы. Сначала появились вопросы: «Нам нужно поговорить, где он?». Затем они стали более конкретными. Очень конкретными.

Когда я ездил в Катар 4 января 2017, все было тихо. После моего приезда я связался с Хайдером Али на Facebook, спросил его, может ли он прислать мне видео, которое он показал мне, как он и капитан Омар Назар застрелили одного из своих пленников. Человек идет через степь и просит сохранить ему жизнь, а они просто застрелили его. «Конечно», — написал Хайдер и прислал мне видео. Оно до сих пор на моем телефоне».

К этому можно добавить, что все это мы уже слышали и видели. И не в иракском Мосуле, а гораздо ближе — на Донбассе. Американские «сукины дети» там действуют абсолютно точно также, как и американские сукины дети в Ираке, Ливии, Сирии и так далее. Просто сравнить застреленного парня и простреленные ноги таксиста, который отказался кричать «Слава Украине». А изнасилование при детях — это вообще визитная карточка борцов за глобальную демократию. «Военнослужащий в/ч В2950 украинского батальона «Айдар» с позывным «Москаль» находясь в поселке Новомихайловка, находящейся под контролем ВСУ части Донецкой области, напал на 24-летнюю мать двоих детей, избил и угрожая убийством сыновей в возрасте 4 и 5 лет, жестоко изнасиловал ее», — это 20 апреля нынешнего года Донбасс. Даже цели у них похожи — выгнать и истребить больше мирного населения и захватить пустую землю. И есть этим сукиным детям четкое название — каратели. Вот только эти каратели не могут победить в принципе, с каждым убитым на глазах отца сыном они будут получать все новых и новых врагов. С каждой изнасилованной матерью в Европе будут греметь новые взрывы. Теперь становится понятно, почему 400 тысяч жителей Мосула согласились умирать от голода, жажды, обстрелов и бомбежек, но отказались выходить из города на расправу к «демократической коалиции». Они просто боялись их намного сильней.

Да, журналист проделал колоссальную работу, показав и рассказав о истинной сути «освободителей», правда его личный подвиг вряд ли будет востребован — все политики как и раньше будут делать вид, что там все прекрасно и «освободители» пахнут не кровью невинных, а розами. Равно как и дальше будут рассказывать о «жутком Асаде», награждая его всеми своими грехами. Но это там, а здесь, в России, стоит задуматься — нужны ли нам в борьбе с террористами такие союзники, которые мало от них, чем отличаются, если не хуже них.

РИА Катюша

Источник http://warfiles.ru

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

(3),
(4) Яндекс.Метрика