ГОЛЫЕ ТЕЛА, ОСОБЕННО МУЖСКИЕ, СТАЛИ ФИРМЕННЫМ СТИЛЕМ СЕРЕБРЕННИКОВА

Кирилл Серебренников

А почему не дать нашему сладенькому мальчику театр? Дали. Имени Гоголя, у Курского вокзала. Разогнав труппу с предельным цинизмом. И начали строить из театра «Центр развития гомосексуалов и извращенцев».

 

Жил был мальчик. В Ростове-на-Дону был секретарем комсомольской организации, первый поставленный им самодеятельный спектакль был посвящен, конечно же, Фридриху Энгельсу.

Далее самодеятельная студия с загадочным названием «69», где первый срежиссированный спектакль был поставлен по произведениям Хармса. «Это было какое-то смешное безобразие. Зрителей поливали кефиром, а по сцене ходили голые женщины».

Не уверена, что тогда подопытный мог свободно получать доступ к наркотическим средствам (судьба внушительного пакета марихуаны, найденной в квартире Кирилла Серебренникова, и невозбужденной в связи с этим статьи до сих пор будоражит общественность), но однообразие «творческих» приемов с дальнейшей их патологизацией налицо. Кефиром поливает девушку герой идущего сейчас на сцене спектакля «Сон в летнюю ночь». Голые тела, особенно мужские, стали фирменным стилем прогрессивного режиссера.

Далее, загадочным образом, человек без диплома и образования режиссера начинает работать в ростовских театрах. Приглядимся к постановке «Городок в табакерке» в ростовском ТЮЗе, которую очень быстро запретили из-за включенных в сюжет элементов садомазохизма. Во время действа на сцену должны были выбегать люди, одетые в костюмы молотков, и бить людей в костюмах колокольчиков под радостное пение последних. В действительности же «молоточки» стегали «колокольчиков» плетьми. Вышедшая в том же году на сцене АТД им. Горького постановка «Маленькие трагедии» была раскритикована в пух и прах местными театралами.

Далее подопытным руководит «случай», который ведет его в Москву, сводит с Алексеем Казанцевым, тот предлагает к постановке пьесу «Пластилин» Сигарева — и – что тут сказать. Два маньяка нашли друг друга. Вкратце про эту мерзость – «история из жизни 14-летнего мальчика, которого мама изнасиловала, а потом еще и двое мужиков, и которого мочат на каждом шагу». Возможно, после этого «случай» свел Серебренникова с его главным на сегодняшний день лотерейным билетом – Владиславом Сурковым. И далее понеслось – приглашения лучших столичных театров, облизывание «прогрессивной» критики, деньги, деньги, деньги, громкий проект «Платформа».

А почему не дать нашему сладенькому мальчику театр? Дали. Имени Гоголя, у Курского вокзала. Разогнав труппу с предельным цинизмом. И начали строить из театра «Центр развития гомосексуалов и извращенцев». До сих пор не понимаю, почему постеснялись назвать данный «Центр» его истинным именем, а прикрылись именем великого русского писателя.

Про постановки много писать не хочу – там все одно и то же – голые мужские тела, садизм, извращения, мужчины на каблуках и в женских платьях, иногда с рогами на голове (я ничего не курила, просто описываю увиденное). Очень точно выразилась про «творчество» Киры небезызвестная Божена Рынска – «На сцену вышли актер и актриса и тут же разделись. Не понаслышке знакомые с современным театром предположили, что сейчас они осуществят или половой акт, или акт дефекации, однако ничего такого — актеры просто обменялись одеждой. Все последующие действия также были исполнены глубокого смысла, причем толща мысли была — с соплю на блюдце. Самые резвые светские активисты, посмотрев начало, удрали на «Красный Октябрь»… Спектакль Серебренникова специально для гостей «Серебряного дождя» сократили до двух с копейками часов (страшно подумать, сколько он идет для простых граждан), и несколько светских активистов успели вернуться к выносу икры. Гости выходили из зала усталыми. Казалось, из них выпили энергию. Все умствования и фокусы режиссуры скатились с них как с гуся вода. И это очень типично для театра «голого короля»: не вызывать у зрителя никаких эмоций, не попадать не то что в душу, даже рядом с душой. Как, почему этот пустой, на мой взгляд, режиссер стал модным?… После «Метаморфоз» многим было неловко друг на друга смотреть. Телеведущая Марианна Максимовская заметила, что современный театр можно пережить. Ее муж Василий Борисов сказал, что он не жалеет, что посмотрел, и вздохнул, но он вообще добрый, а икра способна примирить его даже с современным театром. Кроме этой пары, спектакль не обсуждал никто…» («Икра и пустота», 05.03.2013, газета.ru).

И вот, наконец, «Нуреев» в Большом театре. Про Рудольфа Нуреева знают многое и разное, но есть одно НО. Он, в отличие от Серебренникова, был фантастически одарен в танце, в движении. Он не выносил непрофессионализм. И поэтому ходящая в театральных кругах байка «Рудик отомстил», не позволил патологической раскрученной серости и бездари рассказать о своей жизни – что-то в этом есть…

Я не буду ставить фото с прогона «Нуреева». Опять голые мужские тела, фото обнаженного Нуреева, мужчины-трансвеститы на каблуках и в женских платьях. Мне противно.

Я поставлю 2 другие. О любви Серебренникова к революции.

Голые тела, особенно мужские, стали фирменным стилем Серебренникова

(А что будет, если ему сочувствующие ее совершат? Жизнь превратится в «рай» для растлителей и педофилов?)

И второе – где режиссер плачет.

Голые тела, особенно мужские, стали фирменным стилем Серебренникова

Потому что не дали выпустить бездарный спектакль. А вовсе не потому, что из-за него сидят его бывшие сотрудники, которым просто не повезло оказаться с ним на одном жизненном пути.

А, впрочем, чему я удивляюсь?

Источник →

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

(3),
(4) Яндекс.Метрика