ЯХНO: СВЕРШИЛОСЬ! МЫ ПРАКТИЧЕСКИ ИЗБАВИЛИСЬ ОТ РОССИЙСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ

Украинский запрет на российский продукт: может ли ответить Россия.

После того, как Украина запретила доступ к российским социальным сетям, почтовым агентам, Интернет-ресурсам и программам, в МИДе Российской Федерации вспомнили о международном праве: там утверждают, что таким запретом Украина его нарушает.

Когда Россия вдруг вспоминает о международном праве и говорит о том, что в решении Киева есть какая-то сугубо политическая мотивация, это смешно. Ведь Россия сама же в 2014-2015 годы принимала аналогичные решения. Я, как человек, который иногда бывает в России, вижу, что на многие украинские сайты там нельзя зайти — просто появляется уведомление о том, что Роскомнадзор запретил доступ к этому сайту.

Введенный Украиной запрет серьезно бьет по России, потому что это ограничивает ее возможности на прикладном уровне для ее собственных граждан.

В данной истории важен и другой момент — та политика, которую проводит Россия, бьет по прогрессивной части российского общества. Всем известно, как упали акции «Яндекса» после новости о запрете его в Украине. Другими словами, российские граждане должны понимать, к чему приводит нынешняя политика их власти. Потому что перспективный слой населения РФ эти потери очень ощущает.

Введенный Украиной запрет серьезно бьет по России, потому что это ограничивает ее возможности на прикладном уровне для ее собственных граждан. Собственники российских программ и Интернет-ресурсов, того же mail.ru и «Яндекса», которые теперь запрещены в Украине, получали от этого конкретные доходы. Они хорошо понимают, к чему приводит такой запрет. Причем это влияет не только на украинский рынок.

Теперь, следом за Украиной, от этих программ и сайтов могут попытаться отказаться и другие пользователи из постсоветских стран, потому что у них перед глазами наглядный пример того, что пользование российскими сайтами ни к чему хорошему не привело. Россия в гибридной войне использует, в том числе, и свою «мягкую силу» (культуру, артистов, язык и литературу). Хотя, скажем, никто не против русского языка, — люди против той политики, которую проводит российская власть.

В России уже ничего украинского нет, с помощью чего она могла бы оказывать на Украину давление.

Россия не понимает, что, представляя это как русофобию, отправляет это в топку войны, использует все как пропаганду. И это очень серьезно обесценивает сами российские ресурсы, потому что такое использование истории, литературы, искусства, информационных технологий заставляет все страны ограничивать какое-либо российское присутствие. Ведь не Украина, а другие страны заявляли о кибератаках России, ее вмешательстве в избирательный процесс и политическую ситуацию в ряде европейских стран и США. Это тем более показывает, как именно Россия использует свои ресурсы, обесценивая, таким образом, сферы, где у нее были какие-то достижения и результаты.

Как Россия может действовать в ответ предпринятым в Украине мерам? В России уже ничего украинского нет, с помощью чего она могла бы оказывать на Украину давление. Единственное — в Москве была единственная украинская библиотека, и то ее руководитель уже находится под арестом. Найти другие пространства, где Россия могла бы ударить еще больнее по Украине, очень сложно. Она может прибегнуть только к активизации военных действий, потому что у нее остался единственный способ — военного шантажа. Плюс — вопросы заложников. Эти вопросы могут быть болезненными для Украины. В других плоскостях — и в экономической, и в политической сфере — мы практически избавились от зависимости.

Олеся Яхно-Белковская, политолог, кандидат политических наук

Источник → http://puls-planeta.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

(3),
(4) Яндекс.Метрика