загрузка...

ЯКОВ КЕДМИ: ИРАНСКАЯ «УГРОЗА» НУЖНА США, ЧТОБЫ ПРОДАВАТЬ ОРУЖИЕ АРАБАМ

Эксперты продолжают обсуждать итоги ближневосточного турне Дональда Трампа. Какова вероятность создания арабо-израильского блока против Ирана? Почему отношение Вашингтона и Тегерана к палестино-израильскому урегулированию одинаково? Как «иранская угроза» помогает США выстраивать свою политику на Ближнем Востоке?

На эти и другие вопросы «Правде.Ру» ответил бывший руководитель израильской спецслужбы «Натив» Яков Кедми.

— Трамп, еще только вступив в должность, сразу начал говорить о том, что урегулирование ближневосточных проблем он видит, в частности, в рамках создания некоего блока между Израилем и арабскими государствами. В ходе недавнего турне по Ближнему Востоку он предпринял конкретные шаги в этом направлении. Как вы оцениваете саму идею и реальные перспективы проекта создания так называемого арабского НАТО?

— Сразу подчеркну, что я говорю только от себя, моя оценка ни в какой мере не связана с позицией Государства Израиль. Я считаю, что достоверно оценивать это можно только по конкретным вещам, которые были сделаны, а не по сказанным словам.

Я бы обратил внимание на то, что в своих выступлениях Трамп не говорил о каких-то еще опасностях и угрозах для Ближнего Востока, кроме одной: терроризма. Он назвал четыре террористические организации: ИГИЛ, «Аль-Каиду», ХАМАС и «Хезболлу». ХАМАС поддерживается Катаром. ИГИЛ и «Аль-Каида» на разных этапах поддерживались Саудовской Аравией, Катаром и Объединенными Арабскими Эмиратами. Трамп упомянул только одно единственное государство, в котором видит основную угрозу региону: это Иран.

Президент США также сказал, что Америка не собирается вмешиваться или управлять теми или иными процессами, а готова только помогать странам Ближнего Востока решать проблемы.

Когда говорят о ближневосточном блоке НАТО, то сразу вспоминается багдадский пакт. Он был организован при непосредственным участии Соединенных Штатов и Великобритании и был направлен против СССР и советского влияния. Сейчас все по-другому. Мне кажется сомнительной организация политической и военной структуры, направленной против Ирана.

Кооперация — да, те или иные политические или экономические действия — да, но политический союз — это проблематично. Один пример с другого континента ярко показывает всю проблематичность ситуации. Новоизбранный президент Франции Макрон объявил, что одной из основных его целей является укрепление, углубление и расширение отношений Франции и Ирана.

Вряд ли кто-то, за исключением нескольких отдельных государств на Ближнем Востоке, считает Иран угрозой. И у них там свои сложности. Так, багдадский пакт без участия Турции почти не имеет значения. Но у Турции сейчас совершенно другая проблема: им надо добиться восстановления нормальных отношений со всеми соседними странами, и Иран — это одна из них.

Поэтому речь идет, на мой взгляд, о создании политического-экономического не союза, но давления на Иран всеми способами, кроме военного. Трамп неоднократно подчеркивал в своих выступлениях, что надо прекратить поддержку террористических организаций.

Если окончательно прекратится поддержка ДАИШ и «Аль-Каиды» определенными кругами в Саудовской Аравии, Эмиратах и Катаре, это их резко ослабит и позволит побыстрее свести на нет. С ХАМАС все сложнее. Во-первых, это — наши, израильские проблемы, а во-вторых, он поддерживается Катаром и Турцией.

В политических кругах Израиля некоторые тоже предпочитают, чтобы ХАМАС оставался в качестве альтернативы Палестинской автономии и Махмуду Аббасу. Я надеюсь, что давление Соединенных Штатов поможет ликвидировать «Аль-Каиду» и ДАИШ на Ближнем Востоке, лишив их финансовой и политической поддержки. И ХАМАС в перспективе тоже, тем более что в этом заинтересованы Саудовская Аравия и Египет.

По поводу военного союза — это даже не смешно, полноценной армии в странах Ближнего Востока просто нет. Военные поставки, о которых Трамп договорился с саудитами — это чисто экономическая, а не политическая история.

США продолжат им помогать за их же деньги. С военной точки зрения — это соглашение до трехсот миллиардов долларов сгорает, оно не имеет никакого значения.

Основные военные поставки — это транспортные вертолеты, а не боевые. Танки сегодня большой роли не играют. Система электроники — это хорошо, но военная мощь Саудовской Аравии из-за этого не увеличится. Как и способность проводить крупные военные операции. Все это не то, что необходимо для военного союза. Поэтому я думаю, что сейчас нельзя говорить о каком-то военном блоке на Ближнем Востоке.

— Тогда для чего все это понадобилась декларировать Трампу?

— Соединенные Штаты могут просто демонстрировать то, что они не забыли Ближний Восток, что готовы помогать. Америка поддерживает арабские страны в их противостоянии с Ираном, у них с Ираном свои счеты.

К палестинскому вопросу они подходят на уровне «садитесь и договаривайтесь». Трамп сказал, что ему не важно, будет ли единое государство или два государства. Штаты думают только о собственной выгоде.

— А каковы шансы на то, что израильтяне и палестинцы договорятся между собой? Столько времени не могли договориться, а сейчас по мановению волшебной палочки Трампа вдруг договорятся?

— Мы в Израиле находимся очень близко к богу и зависим больше от него, а совсем не от Трампа. Аллах, Бог или Всевышний — не имеет значения. Люди не смогли за последние сто с лишним лет урегулировать этот конфликт. С божьей помощью еще можно на что-то надеяться, а вот Трамп точно никак не поможет.

Беседовал Дмитрий Нерсесов

Источник → http://nesekretno-net.mirtesen.ru

загрузка...
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

(3),
(4) Яндекс.Метрика