загрузка...

СУДЬБА ЖЕСТОКО НАКАЗАЛА ПЕРВУЮ ВОЛНУ МАЙДАННЫХ КАРАТЕЛЕЙ

Из 40-45 майдановцев, которые вместе с Вячеславом Буйновским вступили в карательный батальон «Айдар» весной 2014 года, в живых осталось 12. А всего из 64 человек, которые с самого начала составляли вторую роту этого нацистского батальона, до сих пор ходят по земле только 18, все остальные уже на том свете, беседуют с чертями в аду.

Ранее Вячеслав Буйновский ездил на заработки в Киев и работал простым строителем. «Пол-Киева построил, можно сказать. Делал полимерные полы, такие как в паркингах, в „Метро“, — рассказывает Вячеслав. Война для него началась с Майдана, куда молодой идиот пришел после разгона студентов 30-го ноября, попавшись на пропагандистскую удочку Мустафы Найема.
Пришел, втянулся, пропитался „духом майдана“ и решил, что ради него можно идти на любое преступление. Особенно после реализации американского сценария расстрела „неизвестными снайперами“ т.н. небесной сотни.

После государственного переворота и развала территориальной целостности страны, опьянённый нацистской пропагандой Буйновский захотел убивать противников майданного путча.
Это казалось лёгким и даже увеселительным мероприятием, антимайдановцев за людей не считал. Так, ватники, быдло, алкаши, наркоманы, даунбасцы, галимая русня, колорады…

Буйновский с друзьями приехали сначала в Житомир с намерением вступить в одну из бригад ВСУ. Но оказалось, что там было только 3-4 места.

— А нас было человек 40-45, — вспоминает выживший инвалид.
— И мы решили, что будем или вместе, или никак.
И тут звонят кому-то из наших и предлагают в „Айдар“.
Ну мы и согласились. На тот момент в „Айдаре“ было уже 120 человек, многие знакомые лица с Майдана.

Так Вячеслав вместе с друзьями стали костяком 2-й роты карательного батальона «Айдар».
Перед поездкой на фронт новобранцы прошли подготовку на полигоне: пол месяца бегали с саперными лопатками. «Но я же служил в армии водителем. В принципе, умел стрелять. А пристрелялся уже в бою».

Буйновский принял участие в боях за 12 населенных пунктов, среди них — Металлист, Счастье, Красный Яр, Георгиевка, Лутугино, Хрящеватое.

— Были еще такие промежуточные, где без боев, просто делали зачистку, — признается он.
— Когда брали Металлист, выехали утром, а вечером захватили блок-пост.
До четырех утра лежали в окопах, был дождь, даже носки в берцах были мокрые. Тогда уже было жестко. Ночью по нам из РПГ лупили.
В 6-7 утра «сепары» приехали. Обменялись с ними убитыми. Они нам отдали тех десантников, которых в самолете подбили.
В бою за Лутугино погибло 18 человек. Из них шесть — от своего же танка.
Многих можно было бы спасти, но врачи не смогли добраться до них из-за перекрестного огня.

Потери у карателей были огромные.
«Наркоманы» и «алкоголики» отказались признавать власть расово правильных украинцев и валили пришлых майданных оккупантов десятками.
Но Буйновский не сделал правильных выводов и продолжил свою преступную деятельность в незаконном вооруженном формировании, оправдывая участие в убийствах жёлто-голубым «патриотизмом».

Ногу и руку Буйновскому оторвало перед первым перемирием — 1 сентября 2014г.
Вместе с двумя другими карателями он патрулировал улицы города Счастье.
Неподалеку от расположения «Айдара» окликнули двух мужчин, хотели проверить документы.
Но это оказались антифашистские партизаны, они в ответ бросили гранату.

Граната разорвалась возле правого бедра Вячеслава — разорвало руку и ногу, обломки пластин броника залетели в туловище. Но броник, возможно, спас ему жизнь.

— Паспорт разорвало в клочья, — говорит Буйновский. — Кровотечение было очень опасным, и, к счастью, нашелся «Целокс» — ее удалось быстро остановить. Руку перевязали жгутом.

Двоим другим карателям повезло меньше — Федор и Сергей — от взрыва не пострадали.
Но если Буйновского сразу отправили в госпиталь, то эти погибли через три дня, попав в засаду на Веселой горе. Тогда два подразделения Луганской народной республики уничтожили около 40 карателей, многие из которых принимали участие в расстрелах мирных жителей посёлка Счастье.

— До 5-го сентября погибла половина второй роты.
Все те, кто не воспользовался возможностью поехать в отпуск, — рассказывает каратель Буйновский.

В больнице Буйновскому сделали 15 операций, отрезали руку и ногу, долго латали кишки.
Ему повезло когда партизаны ранили его и сделали калекой, а не трупом.
Второй раз ему повезло, когда пропагандистская машина киевской хунты решила сделать из него образец заботы о раненых солдатах.
Ему сделали протезы, собрали деньги на новый дом, купили современную кресло-каталку.
Но это не вернёт ему здоровье и не поможет сотням тех, кто стал калекой из-за карательной политики киевских незаконных властей.

По сути инвалидом он стал уже во время Майдана, когда под воздействием пропаганды заболел «майданом головного мозга».
Болезнь незаметно съела его совесть и мораль, превратила в «сверхчеловека» с перспективой убивать и быть убитым.
Но судьба посмеялась над ним, сделав из него живого калеку, как пример того, к чему приводят американские технологии зомбирования, оболванивания и переворотов. Только вот сделают ли правильные выводы те, кто до сих пор не избавились от своего майдана в голове?

Красавчик? На фото Буйновский за месяц до роковой встречи с луганскими партизанами.

Источник http://perepostil.ru

загрузка...
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

(3),
(4) Яндекс.Метрика