ЛАТЫНИНА: ТРАМП ПОКАЗАЛ, КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН

В ночь на эту пятницу президент Дональд Трамп полностью уничтожил репутацию Владимира Путина как первого международного хулигана, который может отколоть что хочет, и, собственно, эта репутация и была главным нашим козырем во внешней политике – мы ее последние несколько лет продавали.

Уничтожена она была 56-тью ракетами «Томагавк», которые были выпущены по сирийскому аэродрому. Еще раз, не думайте, что был уничтожен аэродром. Аэродром – это, в общем, Асад переживет, я думаю, что он на это и рассчитывал, во всяком случае, допускал такую возможность. А вот чего, действительно, было уничтожено, так это статус Владимира Владимировича, потому что оказалось, что изображать из себя хулигана можно, только пока не пришел полицейский. Вот, хорошо было, когда был Обама – тогда можно было быть первым парнем на деревне. Пришел Трамп, и всё, золотое время кончилось.

Собственно, напомню, что самое интересное во всей этой истории. Я многократно это повторяла, что именно действия Обамы привели к созданию ИГИЛ. Естественно, не специально это сделал Обама, это сделал он не нарочно и это предсказывали все даже американские военные эксперты, этот предсказывал тот же самый генерал Майкл Флинн в бытность свою начальником военной разведки, за что генерала Майкла Флинна и поперли. После чего, чтоб зарабатывать на жизнь, он стал делать разные нехорошие вещи, брать деньги от Russia Today, брать деньги от Эрдогана. Но это не извиняет того факта, что в статусе начальника разведки генерал Майкл Флинн еще в 2012 году сделал абсолютно адекватный прогноз, в котором говорилось о том, что если Обама собирается свергать Асада руками суннитской оппозиции и собирается эту оппозицию при этом как-то консолидировать и поддерживать, и при этом уходит еще из Ирака, то на территории Ирака и Сирии образуется Исламское государство. Даже это слово было употреблено «Исламское государство».

Собственно, вот, президент Обама сделал ту же самую кардинальную ошибку, которую очень часто делали в XX веке, он делегировал применение силы другому. Вот, Обама хотел свергнуть Асада, что было, в общем, такое, богоспасительное дело… Потому что как вам сказать? Претензии международные к Асаду были очень простые. Сирия была единственное на тот момент известное государство, которое вело свою внешнюю политику с помощью международного терроризма. Это касалось и убийства премьера Рафика Харири и многих других перед этим убийств.

Собственно, сейчас и Россия этим самым занимается. Я имею в виду даже не ДНР и ЛНР, а я имею в виду систематические мелкие теракты, которые совершались сначала в Грузии, теперь они совершаются в Украине. Некоторые из них и не мелкие типа убийства Вороненкова. Ну, в общем, Россия побольше. А Сирия была маленькое достаточно государство, и вот это было такое, несколько шокирующее явление. Сирия и Ливия этим занимались. Причем, Ливия занималась по-глупому, потому что, ну, уничтожить «Боинг» над Локерби – это было глупо. А Сирия, действительно, с этой помощью чего-то там пыталась достать.

Когда они поссорились с иорданцами, они начали мочить разных иорданских то дипломатов, то журналистов. И поскольку международное сообщество очень сурово относится ко всему, что делает диктатор за пределами своей страны… Внутри этой страны оно согласно закрывать глаза, но за пределами страны – это как-то совсем уж нарушение приличий. То понятно, почему был зуб на Сирию, почему был зуб на бывшего этого офтальмолога.

Поэтому когда началась Арабская весна… А президент Барак Обама вообще считал, что Арабская весна – это наступление демократии на Ближнем Востоке. Ну, вот так он считал. Ну, он был хороший человек. Хороший человек – это не профессия, это призвание.

Вот, соответственно, получилось то, что получилось, и еще в 2013 году, когда уже всем было ясно, что происходит, когда уже взрывались смертники в Дамаске, и Би-Би-Си, и «The Guardian», и CNN радостно сообщали, что «Вы знаете, это, кажется, взорвал сам Асад, чтобы скомпрометировать мирную, борющуюся против него оппозицию».

И, собственно, красная линия президента Обамы, если вы помните, заключалась в том, что нельзя применять химическое оружие. И когда Асад первый раз применил его, то красная линия куда-то стерлась. Обама публично заявил, что Америка не спустит применение химического оружия, и Обама не просто спустил это на тормозах, но тогда это как раз было удачным дебютом Владимира Путина в сирийской всей этой истории, потому что ровно накануне того, как надо было хотя бы что-то делать, Обама сам отказался что-то делать, он сказал, что он поставит вопрос на голосование в Конгрессе. И тут подвалила удача – позвонил Владимир Владимирович и сказал, что он договорился с Асадом, и Асад отдаст свое химическое оружие. За это даже какая-то организация, очередная международная шарашкина контора борьбы за химическое разоружение или что-то в этом роде премию Нобелевскую получила.

Ну и теперь, как выясняется, что Нобелевскую премию давали зря, и Путин, соответственно, не имел и не имеет такой власти над своим союзником Асадом, потому что Асад не разоружился. И вот, собственно, вот это к вопросу, да?.. Я хотела об этом важную вещь договорить, что никогда не надо ничего делать чужими руками. Потому что если вы применяете насилие чужими руками, то тот человек, руками которого вы применяете насилие, становится главным, главнее вас.

Это произошло и в Сирии у Барака Обамы, который пытался консолидировать суннитскую оппозицию. Наконсолидировал на свою голову. Это, кстати, произошло и в России в Чечне. Вот, Путин тоже решил, что он такой умный, что в Чечне мы не будем сражаться с ваххабитами, а, вот, пусть сами чеченцы сражаются. Ну и что мы теперь имеем? Мы имеем примерно то же, что поимел Обама, в смысле нарушения монополии на насилие.

Источник → http://patriot-su-rf.ru

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

(3),
(4) Яндекс.Метрика