ЗАПЛЕЧНЫХ ДЕЛ КОМИССАРЫ. КТО ВЁЛ ДЕЛО ТУХАЧЕВСКОГО?

В этом году исполняется восемьдесят лет с того дня, когда был приговорен к смертной казни и расстрелян видный советский военачальник Михаил Тухачевский. На протяжении первых двадцати лет советской власти он считался одним из ключевых красных военных командиров, входил в высший слой советской военной иерархии.

О Михаиле Тухачевском написано много, но до сих пор не прекращаются споры о том, действительно ли он готовил заговор с целью свержения Иосифа Сталина, или был незаконно репрессирован? Да и если готовил заговор, то столь ли этот заговор был опасен для страны, ведь она могла бы и выиграть от прихода к власти военных? А могла бы и не выиграть. Вопросов больше, чем ответов.

Для красного маршала у Михаила Тухачевского была не совсем подходящая биография. Мало того, что выходец из дворянской семьи, так еще и кадровый офицер царской армии. Образование он получал в кадетском корпусе, затем в Александровском военном училище, где демонстрировал большие успехи в учебе. Не успел молодой подпоручик Тухачевский получить назначение младшим офицером в лейб-гвардии Семеновский полк, как началась Первая мировая война. Подпоручик Тухачевский успел получить пять орденов, но в феврале 1915 года попал в плен, где провел два с половиной года. В сентябре 1917 года ему удалось бежать, а в октябре он объявился в России. Империя уже пала, и Тухачевскому предстояло определяться, с кем быть в разворачивавшемся политическом противостоянии. Вчерашний царский офицер выбрал красных. Так началась его карьера красного полководца, которая была быстрой, головокружительной и в течение буквально года — двух привела Михаила Тухачевского на вершину советского военного олимпа. При этом, Тухачевский был еще очень молодым человеком. Командармом он стал в 1918 году в возрасте 25 лет.

Как известно, Михаил Тухачевский имел собственное мнение о развитии РККА, весьма отличное от мнения большинства других представителей советской военной элиты того времени. Еще в 1920-е гг. стали появляться первые сведения об оппозиционных настроениях советского военачальника, которые докладывались руководству партии и государства. Однако авторитет Тухачевского в войсках был весьма высок и партийные лидеры до определенной поры не решались связываться с героем Гражданской войны. Тем не менее, с 1929 года советскому руководству начинают регулярно поступать донесения различных агентов о развитии у части командного состава РККА во главе с Михаилом Тухачевским оппозиционных настроений. В духе того времени они рассматривались как «троцкистские». Известно, что главным оппонентом Тухачевского в армии был маршал Климент Ворошилов. Он пользовался доверием Сталина, но вряд ли именно происки Ворошилова могли бы повлиять на Сталина настолько сильно, что он бы принял решение репрессировать одного из известнейших на тот период советских военачальников. Тем не менее, 10 мая 1937 года Михаил Тухачевский был освобожден от должности первого заместителя народного комиссара обороны СССР и переведен на существенно низшую должность — назначен командующим Приволжским военным округом. Однако покомандовать им Тухачевскому не удалось. Всего лишь через двенадцать дней после нового назначения, 22 мая 1937 года маршал Михаил Тухачевский был арестован в Куйбышеве и через два дня доставлен в Москву.

Обстоятельства дела Тухачевского хорошо известны, но мало кто обращал внимание на фигуры следователей, которые занимались разработкой маршала и ведением его дела. Казалось бы, результативность их работы впечатляет — серьезнейшее дело против одного из важнейших советских военачальников длилось меньше месяца. 22 мая Тухачевский был арестован, а 12 июня 1937 года — расстрелян. Двадцать дней понадобилось, чтобы доказать его вину, судить, признать виновным и казнить. Что же это за гении следствия, способные в течение кратчайшего времени раскрыть сложнейшее дело?

Если взглянуть на фигуры следователей по делу Тухачевского более пристально, то можно усомниться в правдивости инкриминируемых маршалу деяний. Тем более, что большинство следователей уже через год последовали за самим Тухачевским. Общее руководство следственными действиями в отношении красного маршала осуществлял Израиль Леплевский. Сын рабочего Моисея Леплевского из Брест-Литовска, Израиль Моисеевич родился в 1896 году — он был практически ровесником Тухачевского, на три года младше. Только когда Тухачевский учился в кадетском корпусе и военном училище, Леплевский уже занимался политической деятельностью. В четырнадцать лет он вступил в еврейскую партию «Бунд», а в 1917 году перешел к большевикам.

С 1918 года Израиль Леплевский служил в советских органах безопасности, быстро выдвинувшись на руководящие должности. К середине 1930-х годов Израиль Леплевский уже занимал очень важные должности в системе НКВД СССР. С декабря 1934 по ноябрь 1936 гг. он был народным комиссаром внутренних дел Белоруссии. В 1935 году он получил звание комиссара государственной безопасности 2 ранга, аналогичное армейскому званию командарма 2 ранга (приблизительно соответствовало более позднему званию генерал-лейтенанта). Возможно, что продвижению Израиля способствовала и «звездная» карьера его старшего брата Гирша Леплевского. Он прошел тот же политический путь — из бундовцев в большевики, затем служил в НКВД, а во второй половине 1930-х гг. занимал пост заместителя генерального прокурора Советского Союза. Однако не исключено, что это и Израиль мог продвигать Гирша — кто ж поймет всю запутанность карьерных перипетий старых большевиков.

Израиль Леплевский, как старый и умелый чекист, достаточно быстро «сваял» дело Тухачевского. Тем более, что Леплевскому было не в первой руководить аналогичными расследованиями. Еще в 1930-1931 гг. Леплевский с подачи Ягоды руководил следствием по знаменитому делу «Весна». В результате расследования этого дела были арестованы свыше 3000 человек, большинство которых составили военнослужащие РККА, прежде служившие офицерами в царской армии. Советская власть им до конца не доверяла, а предприимчивые чекисты использовали возможности репрессий против бывших царских офицеров для укрепления собственных позиций. Кстати, тогда, в 1930-1931 гг. репрессии еще не достигли такого масштаба, как в 1937-1938 гг., поэтому значительная часть арестованных была позже освобождена. Среди освобожденных был, например, и Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич — генерал-майор царской армии, брат самого Владимира Дмитриевича Бонч-Бруевича — ближайшего помощника и секретаря Владимира Ильича Ленина. Ему повезло — больше не трогали, предоставили возможность спокойно работать, а уже в 1944 году даже присвоили звание генерал-лейтенанта.

Тем не менее, хотя далеко не все арестованные по делу «Весны» были осуждены, Израиля Леплевского можно было считать после проведения этого дела серьезным специалистом по организации репрессий против бывших и действующих военнослужащих. Позже Леплевский участвовал в непосредственной организации процессов над Зиновьевым, Каменевым, позже — над Мартемьяном Рютиным. То есть, Израиль Моисеевич уже имел и опыт проведения следственных действий в отношении знаковых персон коммунистической партии — старых и авторитетных революционеров ленинской гвардии. «Расколоть» Тухачевского такому специалисту было вполне по силам. Особенно с учетом того, что непосредственное проведение допросов было поручено не менее опытным чекистам.

Прямое руководство следственными действиями по делу Тухачевского осуществлял Зиновий Ушаков-Ушимирский. Он тоже был примерным ровесником и своего шефа Израиля Леплевского, и подследственного Тухачевского. Зиновий Ушаков родился в 1895 году в местечке Хабное, что в Киевской губернии. Его отец Марк работал плотником. Казалось бы, Зиновия Марковича тоже ждала судьба обычного местечкового еврейского ремесленника. В 1905-1909 гг. подросток учился в хедере — местной еврейской школе, а в 1909 году, в четырнадцатилетнем возрасте, поступил работать в мануфактурную лавку. Позже Зиновий пошел по стопам отца — стал плотником, а в 1916 году, по достижению 21-летнего возраста, был призван в царскую армию. Но добросовестный солдат из Зиновия не вышел. Юноша дезертировал, был пойман и заключен в Радомысльскую тюрьму. Оттуда Зиновий Ушаков благополучно сбежал через пятьдесят суток. Впрочем, судя по всему, не желал Ушаков служить только в царской армии.

В марте 1918 года он добровольно ушел в Красную армию. Там Зиновий прослужил более двух лет, а в декабре 1920 года поступил на службу в ВЧК. Оперативная деятельность Зиновия Ушакова проходила в Киевской, Волынской, Житомирской, Донецкой и Одесской губернских чрезвычайных комиссиях. Во время службы в ВЧК-ОГПУ и произошло знакомство Зиновия Ушакова с Израилем Леплевским. Когда последний в 1934 году стал народным комиссаром внутренних дел Белорусской ССР, Зиновий Ушаков получил должность заместителя начальника особого отдела НКВД БССР. Потом его перевели в Москву — на должность помощника начальника 5-го отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР. Зиновий Маркович получил специальное звание капитана государственной безопасности (до 1940 г. это звание соответствовало званию полковника РККА).

Судя по всему, Зиновий Маркович Ушаков был не просто жестким следователем, а натуральным садистом. Без физического воздействия, принимавшего характер не только избиений, но и изуверских пыток, Зиновий Маркович обойтись не мог. Даже многие коллеги удивлялись методам работы этого «следователя». Жертвами кровавых допросов капитана госбезопасности Ушакова становились многие видные советские военачальники. Очевидно, что его специально ставили на это сложное направление — допрашивать красных командиров, людей смелых и решительных, к которым требовались «особые методы следственного воздействия». Список подследственных Зиновия Марковича впечатляет — это маршал Александр Егоров и командарм 2 ранга Павел Дыбенко, член Политбюро Станислав Косиор и командарм 2-го ранга Яков Алкснис, комкор Борис Фельдман и кандидат в члены Политбюро Павел Постышев. И это только самые «именитые».

У Зиновия Ушакова самые отважные герои Революции и Гражданской войны раскалывались как миленькие. Можно себе представить, что вытворял этот «следователь» со своими подследственными. Имеются воспоминания, что одним из любимых «приемов дознания» у Зиновия Марковича было сажание подследственного голым задом на перевернутую табуретку. Комментарии излишни. Как и вопросы о том, почему же столь быстро прославленные советские военачальники, прошедшие Первую мировую и Гражданскую войны, имевшие ранения, подписывали признательные показания. Этой пытке, например, подвергся известный комкор Роберт Эйдеман.

Именно с капитаном государственной безопасности Зиновием Марковичем Ушаковым и предстояло встретиться маршалу Михаилу Тухачевскому. Это обстоятельство само по себе становится ответом на вопрос, почему крупный советский военачальник в течение нескольких дней после ареста дал признательные показания и сообщил, что участвовал в военно-политическом заговоре против Сталина.

Вместе с маршалом Михаилом Тухачевским по делу проходили в качестве подследственных командующий Киевским военным округом командарм 1 ранга Иона Якир, командующий Белорусским военным округом командарм 1 ранга Иероним Уборевич, начальник Военной академии им. Фрунзе командарм 2 ранга Август Корк, заместитель командующего войсками Ленинградского военного округа комкор Виталий Примаков, начальник Политуправления РККА и первый заместитель наркома обороны армейский комиссар 1 ранга Ян Гамарник, начальник Управления по командному и начальствующему составу РККА комкор Борис Фельдман, председатель Центрального совета Осоавиахима комкор Роберт Эйдеман и военный атташе СССР в Великобритании комкор Витовт Путна.

9 июня 1937 г. обвинительное заключение признало всех обвиняемых членами антисоветской троцкистской организации, а также указало на сотрудничество военачальников с Генеральным штабом германского вермахта. Единственным, кому удалось избежать ареста и казни был Ян Гамарник, застрелившийся незадолго до того, как за ним должны были «прийти». 11 июня 1937 года Специальное судебное присутствие Верховного Суда СССР приговорило всех подсудимых к расстрелу. В ночь на 12 июня 1937 года приговор был приведен в исполнение. Так закончили свои жизни маршал Михаил Тухачевский и другие видные советские военачальники первых двух десятилетий советской власти.

Примечательно, что судьба следователей, ведших дело Тухачевского, сложилась вполне предсказуемо. Израиля Леплевского сначала, казалось, ждала блестящая карьера. Прямо после приговора Тухачевскому он был назначен народным комиссаром внутренних дел Украинской ССР, где развернул масштабные репрессии. Но уже в апреле 1938 года, менее чем через год после ареста Тухачевского, комиссар госбезопасности 2 ранга Леплевский был уволен из органов НКВД СССР. 28 апреля 1938 года его арестовали, а 28 июля 1938 года расстреляли на полигоне «Коммунарка». Майор госбезопасности Зиновий Маркович Ушаков ненамного пережил своего шефа. Он продолжал служить помощником начальника 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР до сентября 1938 года. Новый нарком внутренних дел Лаврентий Берия принял решение арестовать Ушакова. Полтора года он находился в заключении, а 21 января 1940 года был приговорен к смертной казни и 26 января 1940 года расстрелян.

Автор: Илья Полонский

Источник → http://nethistory.su

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

(3),
(4) Яндекс.Метрика