ЕХИДНЫЙ DOUGLAS: ПОЧЕМУ ИЗНАЧАЛЬНО ПОРОЧЕН НЫНЕШНИЙ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ КУРС.

Мне довольно часто задают вопрос такого рода.

«Если вы критикуете, то почему вы ничего не предлагаете взамен? А если у вас есть эти конкретные предложения — озвучьте их!»

И я неоднократно так или иначе озвучивал эти предложения, так или иначе объяснял причины того, почему у нас не только ничего не получается, но и не может получиться.

И сейчас я всё это постараюсь сформулировать ещё раз, компактно, в рамках одной статьи. Самым простым экономическим языком. Kоторый смогут понять все, кроме штатных патриотов на зарплате.

Но прежде — небходимый для понимания существа дела пример, тоже хорошо всем известный.

На пассажирском поезде дальнего следования ездили все. И все знают, что этот поезд обычно состоит из разных вагонов: «СВ», купейных, плацкартных и общих.

«СВ» — это двухместное купе категории люкс с полным обслуживанием по высшему разряду. Купе — понятно, что. Плацкарта — это общий вагон с бельём и сервисом. Общий — самый дешёвый, без всего. Одни полки.

Такие поезда были всегда. И при Советской власти, и сейчас, при капитализме.

Уважаемые! Вы не пробовали задуматься, что означал такой поезд при советском социализме с экономической точки зрения? Почему в стране социализма, при, как нас уверяют нынешние продажные горлопаны, тотальной уравниловке и отсутствии фундаментальных капиталистических понятий, таких, как «рынок» или «конъюнктура», в стране бегали эти самые поезда? Почему они все не были только плацкартными или только купейными или только общими?

Отвечаем:

Потому что в СССР, оказывается, тоже был рынок. В данном случе — рынок пассажирских перевозок на железной дороге. Были люди очень состоятельные, которые никогда не сели бы ни в один вагон, если он не «СВ». Были просто обеспеченные, которые предпочитали купейные вагоны.

Были победнее, плацкартные пассажиры. И были, наконец, те, кому, всё, кроме общего вагона, было не под силу.

Это и был РЫНОК! Разные категории обслуживания в зависимости от уровня достатка человека. И процентное соотношение тех или иных вагонов в схеме состава означало примерное соотношение в обществе разных категорий населения. Это делалось для того, чтобы одновременно и продать побольше билетов, и всемерно повысить общий уровень обслуживания для всех категорий пассажиров, и удовлетворить запросы «высшего класса».

А поскольку абсолютно всё в те времена было государственным, то можно говорить, что это именно государство опиралось на существовавший тогда рынок в вопросе транспортного сообщения.

Если вы это поняли и запомнили, то переходим совсем к другой по виду, но точно такой же по сути теме — СЭВ (1949—1991 годы).

СЭВ — Совет Экономической Взаимопомощи — был организацией, альтернативной ЕС. Это был наш, советский ЕС, «общий рынок» со штаб-квартирой в Москве.

Очень интересно здесь то, что Европейский Союз возник не раньше, а позже, чем СЭВ — в 1951 году. тогда как первые шаги по интеграции соц. стран начались ещё в 1949-м, а в 1950-м организация уже была создана. Вожди СССР умели видеть далеко вперёд.

В этот Совет входили все страны соц.лагеря и далеко не только они.
Чем был СЭВ на практике?

На практике мы ездили на немецких (Ифа) и польских (Жук) автомобилях, венгерских автобусах Икарус, на чехословацких автомобилях ТАТРА, трамваях, троллейбусах и локомотивах, у нас стояла дома румынская, чешская или югославская мебель, немецкие игрушки и оптика, мы если болгарские, венгерские и румынские консервы, носили одежду и обувь, сделанные в соц.странах. И многое-многое другое.

В качестве ответа на эти поставки мы строили в этих странах инфраструктуру, создавали энергетические мощности, помогали в строительстве заводов, поставляли им самолёты и трактора, машины и станки, нефть и газ и многое-многое другое.

И это не было бартером, как иногда думают несчастные современные подростки — любители порассуждать о геополитике.

Все эти операции внутри стран-членов СЭВ были коммерческими! Валютой служила специально созданная единица «Переводный рубль». И хотя купюр «переводной рубль» никогда не существовало, а сам он использовался, как безналичное расчётное средство, он, тем не менее, имел официальное золотое содержание в 0,987412 грамма чистого золота.

Мы вполне успешно и с огромной пользой торговали друг с другом. Мы были обеспечены основными товарами и услугами, производственные мощности были целиком загружены, безработица была только в фильмах о Западной жизни, да и то мы ей не верили, поскольку не знали, что это такое и как это на практике выглядит.

СЭВ, в отличие от ЕС был организацией сугубо мирной. Мы не воевали в конкурентных войнах и не разоряли друг друга.

СЭВ был огромным рынком производства и сбыта наших товаров с безграничным потенциалом.

Но помимо этого, внешнего рынка, у нас был ещё и рынок внутренний — 15 советских республик. Здесь действовала единая валюта «советский рубль», остальное было тем же самым. Россия продавала и покупала необходимое сырьё или товары.

Оба этих рынка служили естественными ограничителями западных экономических аппетитов. Придти сюда Западные компании тоже могли, но только на наших экономических и валютных условиях — квоты, «переводной рубль», отсутствие таможенных сборов и пр. Это не всех устраивало и не всем разрешалось их собственными правительствами — шла «холодная война».

Существование обоих этих рынков и своей, никак не связанной с долларом, валютой было залогом экономической мощи СССР и её неподверженности внешним колебаниям.

Мы были полностью экономически ИЗОЛИРОВАНЫ от остального мира и защищены от его потрясений. А будучи полностью независимыми от него, мы могли спокойно «гнуть свою линию» во внешней политике, опираясь на сверхмощную армию и не опасаясь никаких ответных мер. Всё это вместе и было СУВЕРЕНИТЕТОМ. Экономическим и политическим.

Мы были КОНКУРЕНТНОСПОСОБНЫ! Мы МЕШАЛИ! Поэтому нам объявили ту самую «холодную войну». И её проигрыш для нас означал прежде всего потерю экономической, а затем, как неизбежное следствие, — политической независимости. Мы остались без наших рынков. Без ОБОИХ!

Победив в этой вoйне, Запад прежде всего разгромил нас экономически. ВСЕ(!) производства, все отрасли, имевшие стратегическое значение, как в СССР, так и в странах соц.лагеря были либо куплены Западом, либо ликвидированы. Взамен нам предложили чужой рынок. ИХ рынок, на котором диктовать условия мы не могли.

— Не нравятся цены или условия? Не покупайте! Как жить — ваши проблемы!

А вот теперь вернёмся к нашему пассажирскому поезду, о котором мы говорили в начале статьи.

И страны СЭВ, и СССР производили самые разные товары. Иногда они действительно уступали по качеству Западным аналогам. Но они были НАШИМИ! Мы делали их сами! Мы ни от кого не зависeли в их поставках. И на них был спрос! Пусть наши ботинки были не «СВ», а штаны не «купе», а всего лишь «плацкарта», выражаясь железнодорожным языком, но они «ехали», это был наш поезд. На нeго был реальный спрос! Он означал торговлю и производство.

Теперь нам предложили чужой состав из одних «СВ». Других вагонов нет! Не хочешь — иди пешком!

А если пешком никак, а ехать надо — слушай, что тебе говорят, или вообще никуда не поедешь.

Перекроем кредитование — останетесь без денег. Перекроем обслуживание лизингового авиационного старья — останетесь без авиации.

Зарубим вам ваши северные или южные потоки — останетесь без валютных поступлений.

Перекроем кооперацию с крупнейшими западными нефтяными или газовыми корпорациями — останетесь без нефте- и газодобычи.

Наложим санкции на ваши оборонные или финансовые компании — останетесь и без экпорта и без систем и каналов расчётов.

И т.д., и т.п. До бесконечности.

А чтобы мы этого не делали — вы обязаны делать то, что вам скажут: уйти из Украины и Сирии, прекратить самостоятельные поиски союзников в мире, разорвать те или иные связи с теми или иными странами, свести к минимуму оборонные программы, прекратить интеграционные процессы на постсоветском пространстве, допустить к своим ресурсам наши компании и т.д.. и т.п. До бесконечности.

Иначе — смотри выше!

Это называется «открытый экономический шантаж». Он стал возможен, потому что мы лишились своих рынков. Cвоего поезда.

Есть чужой поезд дальнего следования. Есть в нём вагоны «люкс». Других нет. А билеты — втридорога. И если вы их не купите, он уйдёт пустым, но скидок не будет. А вы пойдёте пешком. Это ваши проблемы.

Но есть вариант: если у вас нет денег на билет, вас возьмут уборщиком, коридоры подметать и вытирать столики, пока богатые пассажиры писают или курят в тамбуре.

Эта ситуация возникла из-за того, что это не наш рынок. И не наш поезд. Не мы его комплектовали. И не мы продаём билеты.

В нашем случае, в контексте вышеприведённых рассуждений, нам предлагают на безальтернативной основе только одну возможность поехать на «поезде» Западной экономической интеграции — купить самый дорогой билет! Заплатить самую высокую цену — рассчитаться за за дружбу и сотрудничество с Западом своим национальным суверенитетом. Будущим наших детей и внуков. Выкупить его обратно не удастся. Это дорога в один конец.

Или оставить всё, как есть, и по-прежему играть в «капитализм» и в «независимость» «наравне» с объединённым Западным сообществом, изматывая себя до полного истощения.

Если вам, читатель, понятно унизительное положение, в котором оказалась Россия, то вам должно быть полностью понятно и то, почему мудрые «кремлёвские старцы» не дрогнувшей рукой вводили войска в Венгрию и Чехословакию, почему изо всех сил подавляли польскую «нэзалежность», почему помогали Вьетнаму и Корее, Эфиопии и Мозамбику, Кубе и Никарагуа.

Они не только защищали прошлое в лице миллионов советских солдат, павших за освобождение Европы, но и настоящее в лице экономической и политической независимости, и будущее. То самое, в котором сегодня оказалась Россия вопреки всем их стараниям.

Периодически, в ответ на такие публикации, мои либеральные или националистические оппоненты, не отличающиеся, как известно, особым умом, зато обладающие лужёной глоткой, гневно вопрошают в комментариях:

— Что за чушь вы пишете? Почему всякие финляндии или дании, где народа — с гулькин нос и где нет никаких ресурсов вообще, живут, как у Христа за пазухой и в ус не дуют, а у нас есть всё, и мы живём хреново? Что нам мешает? Это всё «жыды»! Или «это всё — путиноиды»! В них проблема.

И я всегда отвечаю одинаково:

Нет проблемы ни с «жыдами», ни с «путиноидами». Да, мы можем жить сегодня не хуже, а ЛУЧШЕ ДАНИИ или ФИНЛЯНДИИ! Для этого надо совсем немного:

ОТКАЗАТЬСЯ ОТ НЕЗАВИСИМОСТИ, как это сделали Дания или Финляндия. И не только они. Отказаться от всех наших имперских амбиций и ЛЕЧЬ под Запад целиком.

Как Дания или Финляндия.

И проблемы исчезнут. Согласны лечь?

Но одновременно пытаться быть частью Запада и бороться с ним так же невозможно, как влезать с плацкартным билетом в двухместное купе.

Этот курс ошибочен. Он обречён. Нельзя сидеть одной задницей в своей плацкарте и в чужом вагоне «СВ». Это тупик!

Надо выбрать что-то одно.

Пока не ушёл поезд.

Источник → http://sovsojuz.mirtesen.ru

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

(3),
(4) Яндекс.Метрика